Заключение раздела: психодиагностика как наука

Более чем вековое развитие психодиагностики, выступавшей на Западе в обличье психологического тестирования, а позднее — психологической оценки, происходило, как правило, вне методологического осмысления этой области психологической науки. Долгое время господствовавшие в психологическом тестировании эмпиризм и позитивизм не только способствовали формированию взглядов на его узкоприкладной характер, но и разделению теории и практики психологических измерений, обособлению дифференциальной психологии, претендующей на роль науки об индивидуально-психологических различиях. Большое методологическое значение для развития собственно психодиагностики имеет выделение и раскрытие специфики психодиагностического метода, который, наряду с традиционными для психологии неэкспериментальным и экспериментальным исследовательскими методами, логично завершает формирование представлений о системе исследовательско-измерительного аппарата современной психологии и его структуре.

Несмотря на то что психодиагностика основывается не только на измерении, но и на оценке, важнейшим ее инструментом был и остается тест. Формирующаяся в последние десятилетия компьютерная психодиагностика по нынешний день испытывает определенные трудности в разработке психологических тестов, максимально использующих возможности компьютера. Наибольшее распространение получили компьютеризированные версии известных тестов, применение которых невозможно без повторной валидизации и рестандартизации. Многочисленные попытки создания так называемых объективных тестов нередко приводят к оппозиции объективного и психологического описания личности, отрицанию субъективности как реальности, способствуют укреплению широко распространенного заблуждения в том, что физиологические показатели — единственный источник объективной информации о субъективных явлениях.

Психологическая диагностика сегодня остро нуждается в развитии учения о психологическом диагнозе, который не может быть сведен к измерению. Выражаясь словами Л. С. Выготского, пусть «диагнозы будут описательными, полными еще не установившихся, недостаточно четких и определенных положений, но они с самого начала должны быть методологически и методически правильно поставлены, т. е. быть диагнозами в истинном смысле слова».

Одной из важнейших проблем психодиагностики можно назвать преодоление разрыва между индивидуально-психологическим и социально-психологическим описаниями личности. Традиционная диагностика свойств, качеств обретает свою обоснованность и прогностическую достоверность в соединении с диагнозом среды (ситуации), по отношению к которой эти качества проявляются и обретают конкретные поведенческие формы.

Представления об индивидуально-психологических особенностях личности, полученные при ее психодиагностическом описании (измерении), имеют свой понятийно-объяснительный аппарат, собственные «внутренние» потребности, наконец собственный, независимый от исходных концепций путь развития. Предложенная на страницах данного учебника теория измеренной индивидуальности позволяет «опредметить» ту грань личности, с которой имеет дело психодиагностика.

Рассмотренные нами основные этапы диагностического процесса позволяют уяснить специфику этой деятельности психолога, указать на возникающие в ее ходе важнейшие проблемы. Так или иначе, психологическая диагностика затрагивает внутренний мир личности, а поэтому большое значение приобретают этические аспекты работы диагноста, в наших условиях все еще остающиеся благими пожеланиями, выполнение или невыполнение которых остается личным делом психолога.


Экскурс в мир терминологии

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ (англ. obsessions; от лат. obsessio — осада) — мысли, сомнения, страхи, влечения, действия, возникающие у человека вопреки его желанию. Син. обсессии, невроз Н. с. Отдельные нестойкие Н. с. могут появляться у совершенно здоровых людей. Постоянные и непреодолимые Н. с. — признаки ряда психических заболеваний. Больные, страдающие Н. с., относятся к ним критически и понимают их болезненность и бессмысленность.

В психопатологии особенно распространены след. навязчивые страхи (фобии): агорафобия — страх пространства, гипсофобия — высоты, клаустрофобия — закрытых помещений, канцерофобия — раковой болезни и др. Навязчивые мысли проявляются в стремлении вновь и вновь разрешать ненужные и даже бессмысленные вопросы, бесцельно считать предметы, мучительно вспоминать неприятные события. Навязчивые сомнения могут проявляться в неуверенности в точности и завершенности своих действий (напр., запер ли дверь, погасил ли свет). Навязчивые влечения — в стремлении совершить какой-либо бессмысленный, аморальный или опасный поступок (напр., броситься с высоты, клептомания). Навязчивые действия обычно обусловлены навязчивыми страхами и сомнениями и являются как бы защитными от действия др. видов Н. с. (напр., бесконечная проверка своих действий при навязчивых сомнениях, многократное мытье рук при страхе заражения). Ср. Персеверации.