Развитие психодиагностики в 1950-е гг.

В психодиагностических исследованиях традиционно лидируют уже известные методики. К 1951 г. имелось 1219 публикаций, посвященных тесту Роршаха, в 493 использовалась шкала Стэнфорд-Бине, а Векслер-Белльвю была отдана 371 публикация. Достаточно много исследований было связано с ТАТ и MMPI. При этом снижался интерес к некоторым методикам, например тесту Сонди. Бурос в 1953 г. сообщает о 793 тестах, т. е. их число увеличилось примерно на 250 за десять лет.

В 1955 г. появляется шкала Векслера для измерения интеллекта взрослых (WAIS), имевшая аналогичную Векслер-Белльвю структуру. Шкала была стандартизирована на выборке, состоящей из 1700 человек обоего пола в возрасте от 16 до 64 лет. В этой выборке были пропорционально представлены лица, относящиеся к различным профессиональным и образовательным группам с учетом их географического местоположения и принадлежности к городской или сельской местности.

Векслер не предлагает собственного определения интеллекта, следуя спирменовским представлениям о его структуре. Факторный анализ шкалы позволил выделить следующие основные факторы: общий интеллект (G), вербальный фактор, невербальный фактор и фактор памяти. Немного позднее была опубликована и первая сокращенная версия векслеровской шкалы интеллекта, так называемая краткая форма Доппельта (Doppelt shortform, 1956).

Вечно актуальный для исследований интеллекта вопрос о соотношении в нем генетического, врожденного и социального, приобретенного стимулировал неоднократные попытки создания тестов, якобы измеряющих «чистый» интеллект, независимый от культуры и образования. К наиболее известным из таких тестов принадлежит Культурно-свободный тест для измерения интеллекта Р. Кеттелла, опубликованный в 1958 г. В дальнейших попытках измерения «чистого» интеллекта, как мы увидим далее, произойдут события, значение которых выходит за рамки собственно психологических исследований.

Говоря об измерении общих способностей, нельзя обойти вниманием разработанный в эти годы службой занятости США тест GATB (General Aptitude Test Battery, 1956), который широко используется службами консультации и профотбора. Эта батарея тестов общих способностей первоначально предназначалась для измерения 10 факторов с помощью 15 тестов. К этим факторам относятся общие способности к обучению, вербальные, числовые и другие способности. Позднее, в 1970-е гг. будут собраны данные по обследованию примерно 25 000 работников разных профессий, а также учащихся. Подчеркнем то, что валидность GAТВ и позднее разработанных на его основе методик устанавливалась по профессиональным критериям, а не по академической успешности, как это принято в тестах интеллекта.

Наблюдается значительный прогресс в области личностных измерений. Пятидесятые годы ознаменованы развитием нового типа личностных опросников — так называемых факторных опросников. Одним из пионеров данного направления исследований стал Раймонд Кеттелл, который использует факторный анализ как средство снижения размерности описания личности — от множества словарных, бытовых названий свойств личности к немногочисленным, наиболее обобщенным факторам личности. Для него, в отличие от Дж. Гилфорда (о его работах упоминалось ранее), факторный анализ служит методом выявления основных свойств личности. Опубликованный впервые в 1950 г. и быстро ставший популярным среди психологов всего мира опросник 16 личностных факторов, или 16PF, — наиболее весомый результат исследований Кеттелла и его сотрудников.

Среди других личностных опросников стоит отметить шкалу проявлений тревожности Дж. Тейлор (1953). Тревожность впервые изучается не в качестве ситуативного явления, а как личностная особенность.

Продолжается развитие уже известных и позитивно зарекомендовавших себя личностных опросников. В первую очередь это, пожалуй, относится к MMPI. В 1951 г. публикуется уникальный атлас, предназначенный для содействия в интерпретации данных, получаемых с помощью этого опросника. Атлас содержит описание 968 клинических случаев с профилями MMPI для каждого. А Джордж Шалагер Велш в 1956 г. вместе со своими коллегами, бывшими студентами Грантом и Л. Дальстром, публикуют ставшую классической «Хрестоматию по MMPI в психологии и медицине». Задания MMPI достаточно часто используются исследователями для конструирования собственных опросников, например вышеупомянутой шкалы Дж. Тейлор.

Ганс Айзенк, вслед за Моудслейским медицинским опросником, предлагает в 1956 г. новый личностный опросник, предназначенный для диагностики двух мерений — нейротизма и экстра-интроверсии. Он получил название Моудслейского личностного опросника и разрабатывался в соответствии с теоретическими воззрениями его автора.

Как известно, MMPI изначально был предназначен для обследования лиц, страдающих психическими заболеваниями. Как своеобразная альтернатива MMPI выступает Калифорнийский психологический опросник, предложенный X. Гоухом в 1956 г. В основном он базировался на заданиях из MMPI, но был предназначен для обследования нормальных индивидов. 18 шкал опросника были предназначены для идентификации качеств, проявляющихся в реальном повседневном межличностном взаимодействии.

В это десятилетие разрабатываются новые методики для измерения личности, отличные от традиционных опросников и ситуационных тестов. Разработанная Чарльзом Эгертоном Осгудом техника семантического дифференциала (1957) предназначалась для измерения различий в интерпретации понятий испытуемыми. В качестве стимула в этой технике мог выступать фактически любой объект (слово, знак, понятие и т. д.), оцениваемый путем соотнесения с одной из фиксированных точек шкалы, заданной полярными по значению признаками (чаще всего выраженными с помощью прилагательных, например «контактный—замкнутый»). На основе этой техники были созданы разнообразные конкретные психодиагностические методики, нашедшие широчайшее распространение в психологических исследованиях.

Дальнейшее развитие получают методики вынужденного отбора, появившиеся еще в 1940-х гг. В частности, в предложенной В. Стефенсоном Q-классификации (1953) есть элементы, сближающие ее с семантическим дифференциалом. Выполнение заданий этой методики состоит в сортировке карточек с названиями свойств личности на группы (в зависимости от близости данного свойства обследуемому). Количество групп может быть выбрано произвольно, но обычно используются 9 групп, что удобно при статистической обработке данных.

Q-классификация, так же как и «Список личностных предпочтений» Аллена Л. Эдвардса (1959), реализующий принцип попарных сравнений отдельных высказываний, дает в руки исследователя, возможность так называемой ипсативной оценки личности. Иначе говоря, каждый полученный показатель приобретает свой смысл не при соотнесении с нормативными данными, а с другими показателями. Позднее появится Личностный опросник Эдвардса, последняя рестандартизация которого относится к 1990 г.

В 1955 г. в США выходит в свет книга Джорджа Александра Келли «Психология личностных конструктов». Также была опубликована и новая методика исследования личности — методика репертуарных решеток. Эта методика имеет сходство с семантическим дифференциалом и методиками классификации, однако она значительно более универсальна и гибка. По сути дела, это матрица, котору заполняет обследуемый или диагност. Столбцам матрицы соответствует определенная группа элементов, в качестве которых могут выступать люди, понятия, звуки, цвета — все то, что интересует исследователя. Строки матрицы — конструкты или биполярные признаки, шкалы. Конструкты могут задаваться исследователем либо выявляться с помощью специальных процедур. Заполняя репертуарную решетку, обследуемый оценивает каждый элемент по каждому конструкту. Анализ репертуарной решетки позволяет диагностировать силу и направленность связей между конструктами, выявить глубинные конструкты. Как видно из сказанного, это не просто конкретная методика исследования личности, а, по сути, диагностический подход, позволяющий исследователю гибко приспособлять, как бы настраивать, решетку для решения интересующих его задач. Репертуарные методики быстро становятся популярными, чему в последующие десятилетия будет способствовать их идеальная приспособленность для реализации в виде диалоговых компьютерных программ.

Исследование взаимосвязей между перцептивными и личностными факторами в направлении, получившем название «Новый взгляд», оказалось весьма продуктивным и способствовало выделению параметра полезависимости/поленезависимости, оказавшегося стилевой характеристикой, проявляющейся на разных уровнях функционирования индивидуума (не только на перцептивном, но и на личностном). В этот период начинается разработка тестов, позволяющих диагностировать различные параметры стиля: полезависимость / поленезависимость, аналитичность / синтетичность, рефлексивность / импульсивность и др. Наибольшую известность получил тест замаскированных фигур, предложенный Г. Виткином в 1954 г. (маскировка геометрической фигуры, которую должен был обнаружить обследуемый, достигалась таким наложением линий, чтобы образовать скрывающую ее сложную фигуру).

По-прежнему внимание многих психологов, особенно работающих в клинике, обращено к проективным техникам. У почитателей методики Роршаха значительный интерес вызывает обращение к психоанализу как теории интерпретации полученных с ее помощью результатов. Объемистый труд исследователя из Йельского университета Роя Шафера «Психоаналитическая интерпретация при тестировании по Роршаху» (Psychoanalytic Interpretation in Rorschach Testing,1954) долгое время будет служить образцом подобного подхода. Среди новых рисуночных проективных техник можно отметить тест Э. Вартегга (1953), предлагающий обследуемому выполнить рисунки, учитывая ранее изображенные в ограниченном пространстве графические знаки, каждому из которых приписываются определенные свойства, например волнистая линия — знак эмоциональности, возбуждения. Пополняет список проективных методик и оригинальный тест «Зверинец» (1950), разработанный Рене Заззо для обследования детей.

В середине 1950-х гг. в психодиагностике, прежде всего американской, складывается направление, которое будет одним из основных в тестировании — измерение творчества. Этому способствует известное разочарование в тестах для определения уровня интеллектуального развития, оказавшихся непригодными к диагностике креативности. Наиболее существенный вклад в разработку тестов креативности вносят исследования Дж. Гилфорда и его коллег, осуществленные в рамках Южно-Калифорнийской программы исследования способностей.

Оживленную дискуссию среди психологов, занимающихся тестами, вызвало появление книги Пола Эверета Мила «Клинический или статистический прогноз: теоретический анализ и обзор полученных данных» (Clinical versus Statistical Prediction: A Theoretical Analysis and a review of the evidence, 1954). В этой работе сопоставлялась эффективность клинических заключений, относящихся к некоторому множеству тестовых или иных данных и тех заключений, которые могли быть получены с помощью статистических процедур, например уравнения регрессии. Хотя П. Мил вроде бы и доказывает большую эффективность статистического прогноза, его исследование, как выясняется позднее, не лишено методических просчетов. Спорам об эффективности того или иного предсказания была суждена долгая жизнь в психодиагностике, и столкновения полярных точек зрения прослеживаются в соответствующей литературе вплоть до конца XX столетия.

Важным событием этих лет, событием, касающимся всех исследователей в области тестирования, было то, что Комитет по тестовым стандартам Американской психологической ассоциации (АРА, 1952), стремясь внести ясность в проблему валидности тестов, выделяет четыре ее основных вида: критериальную, конкурентную, содержательную и конструктную. Развитию математико-статистического аппарата психологических измерений посвящены в этот период труды Ли Джозефа Кронбаха. Он посвящает их анализу внутренней структуры тестов, способам определения надежности и валидности. Несомненный интерес представляли и начатые в этот период исследования Георга Раша, разрабатывавшего модель конструирования психологических тестов. Он пытался создать шкалы, нормативные показатели которых были бы независимы от конкретной выборки стандартизации. Несмотря на использование этой модели в построении отдельных тестов, а также при компьютерном тестировании, многими психологами отмечается известная софистичность положений Раша.

Большое значение имело принятие АРА в 1953 г. первого свода «Этических стандартов психологов», который в дальнейшем будет периодически обновляться в соответствии с изменяющимися условиями профессиональной деятельности психологов. Проблемам распространения и использования тестов была посвящена большая часть этого документа. Наконец благодаря усилиям психологов АРА, а также участию Американской ассоциации образовательных исследований и Национальному комитету по измерениям в образовании появляется настольная книга для всех, кто занимается разработкой тестов и их использованием, «Технические рекомендации для психологических тестов и диагностических методик» (1954). С этого документа начинается упорядочение диагностической деятельности психологов, закладывается ее нормативно-правовая основа.

Среди событий 1950-х гг. нельзя не упомянуть и публикацию «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM, 1952),подготовленного Американской психиатрической ассоциацией. Этб была новая классификация психических расстройств, которая не могла не повлиять на разработку психодиагностического инструментария. Впоследствии ряд методик будет разрабатываться как бы под этот классификатор, в первую очередь это относится к тестам, предназначенным для использования в клинике.


Экскурс в мир терминологии

НАМЕТКА – предварительный вид плана, решения.