Развитие психодиагностики с 1930-го по 1939 гг.

В 1930-е гг. появилось много новых тестов. Большинство из них были разработаны в Соединенных Штатах. Так, в 1936 г. по числу посвященных им публикаций лидировали следующие пять тестов: Стэнфорд-Бине — 141, тест Роршаха — 68 публикаций. Последующие места заняли Личностный опросник Бернрейтера (Веrпreuter Personality Inventory), Измерители музыкального таланта Сишора (Seashore Measures of Musical Talent) и Бланк профессиональных интересов Стронга (Strong VocationalInterestBlank).

Две хорошо разработанные невербальные шкалы появились в начале десятилетия. В 1930 г. Грэйс Артур опубликовала шкалу, предназначенную для обследования детей в возрасте от 6 до 16 лет и составленную из уже известных тестов, таких, например, как лабиринты Портеуса (ArthurPoint Scale ofPerformanceTests) и кубики Коса. Эта шкала изначально планировалась как значимо коррелирующая со шкалой Стэнфорд-Бине, однако желаемая корреляция обнаруживалась только при обследовании 12-летних. Этель Корнелл и В. Коксом (Cornell—Сохе Performance Ability Scale) была предложена другая невербальная шкала, сконструированная таким образом, чтобы иметь незначительную корреляцию со шкалой Стэнфорд-Бине. Эти две шкалы были спроектированы для различных целей: первая — как невербальная версия Бине, вторая — как дополнение к ней.

Наиболее популярная шкала Стэнфорд-Бине вышла в новой редакции в 1937 г. Были предоставлены тесты для возрастных уровней от 2 лет до старшего взрослого возраста, включая задания для тех возрастов, которые отсутствовали в редакции 1916 г.: 11 и 13 лет. Тогда же были созданы две эквивалентные формы шкалы, L и М (от первых букв имен авторов: Льюис Термен и Мауд Мерилл). Эта версия шкалы стандартизировалась примерно на 3000 рожденных в Америке детей белой расы в возрасте от полутора до 18 лет, при этом авторы пытались контролировать такие факторы, как география проживания и социоэкономический статус обследованных.

Критика версии шкалы 1937 г. была аналогичной критике шкалы, опубликованной в 1916г.: много вербальных заданий; сомнительная ценность для оценки взрослых, не всегда корректный подбор заданий и др. Тем не менее все были согласны с тем, что эта версия была намного совершеннее своей предшественницы. Шкала была принята большинством психологов.

Кроме М. Меррила в работе над версией шкалы Стэнфорд-Бине 1937 г. принимал участие и известный американский психолог Кьюин Мак-Нимар, позднее опубликовавший вместе с Терменом новую шкалу — Тест умственных способностей Термена—Мак-Нимара.

В 1938 г. в Великобритании появляется тест, который, с известными изменениями, и по нынешний день весьма широко используется психологами всего мира. Этот тест — прогрессивные матрицы Равена, был разработан Л. Пенросем и Дж. Равеном для измерения общего интеллекта и, как предполагалось, сводил к минимуму влияние культуры и обучения на получаемые результаты. Будучи тестом невербальным, он состоял из однородных заданий-композиций, для решения которых от обследуемого требовалось выбрать пропущенный сегмент, завершающий последовательность предложенной композиции (в каждом задании существует некоторый логический принцип прогрессии, который необходимо установить для успешного решения, но от задания к заданию это сделать все более сложно). Тест основывался на теории генерального фактора Ч. Спирмена. Однако, прогрессивные матрицы Равена не стали высоко эффективными для предсказании успешности обучения.

В начале 1930-х гг. внимание психологов привлекает тест Бэбкока для диагностики снижения интеллекта (Babcock's Deterioration Test). Тест включал вербальные задания из шкалы Стэнфорд-Бине для оценки уровня преболезненного состояния интеллекта больного, а затем предлагались 24 пробы для определения скорости реагирования и способности к учению. Эти показатели рассматривались как отражающие уровень имеющегося интеллектуального функционирования. Предполагалось, что разница между этими двумя оценками будет отражать уровень снижения интеллекта.

В то же время звучали предостережения, касающиеся использования подобных тестов в условиях клиники психических заболеваний. Дж. Хант (1936) указывал на то, что, во-первых, среди психологов существует тревожащая тенденция наивно принимать психиатрические диагнозы как фактические. Тогда как в действительности и классификационные схемы, и диагнозы должны истолковываться как вероятностные, особенно учитывая пристрастия, принадлежность к определенной научной школе, наконец предубеждения психиатров. Во-вторых, большинство психологов игнорировали мотивационную сферу пациента. Поэтому во многих исследованиях было фактически невозможно определить, почему пациент не решил предложенную тестовую задачу: не мог решить или не был заинтересован в решении?

Снижение интеллекта рассматривалось и Давидом Векслером в созданной им шкале интеллекта Векслера-Беллвью (Wechsler-Bellevue, 1939).

Эта шкала состояла из 11 субтестов, предназначенных для оценки разных сторон интеллекта. С помощью первой группы субтестов, так называемых вербальных, диагност получал представление об общей осведомленности обследуемого, его понятливости, умении решать простые арифметические задачи и устанавливать сходство между предметами и явлениями. Также требовалось повторять вслед за экспериментатором все возрастающие ряды цифр, расположенных в случайном порядке, и дать максимально приближающееся к словарному истолкование ряду слов, от простых до сложных понятий. В невербальных субтестах от испытуемого требовали зашифровать (с помощью предложенных знаков) цифры, найти недостающие детали изображений, сложить из кубиков разнообразные фигуры, установить логическую последовательность событий, наконец составить из частей определенные фигуры. На основе успешности выполнения этих субтестов определялись три показателя по данному тесту: интеллект вербальный, интеллект невербальный (практический) и общий показатель интеллекта. Наиболее важным (и этапным для психодиагностики!) в конструировании теста Векслера было то, что он отвергал концепцию умственного возраста как непродуктивную. Значение IQ в 100 единиц использовалось им для обозначения среднего результата возрастной группы; таким образом, стало возможным рассчитывать таблицы для преобразования полученных баллов (так называемых «сырых») в IQ-показатель с учетом возрастной группы испытуемого. В этом случае баллы, набранные конкретным лицом, сравниваются с баллами других лиц примерного того же возраста. Знаменитая штерновская формула IQ преобразуется и приобретает следующий вид:

IQ = достигнутый (реальный) показатель / ожидаемый средний показатель для возрастной группы.

Напомним, что в шкале Стэнфорд-Бине баллы, набранные взрослыми, оцениваются только по отношению к результатам, полученным детьми и подростками. В процессе разработки своей шкалы Векслер обнаружил, что результаты по некоторым из субтестов начинают постепенно снижаться в возрасте между 15 и 22 годами, а после 35 лет этот процесс наиболее выражен. Некоторые психологи это восприняли как указание на то, что интеллект достигает максимального уровня развития к раннему взрослому возрасту, а затем начинает снижаться. Для других психологов эти данные служили всего лишь очередной иллюстрацией того, что интеллектуальное развитие варьируется в зависимости от отдельной способности и способов, с помощью которых она оценивается. Тем не менее обнаруженная Векслером зависимость от возраста успешности выполнения одних субтестов и независимость — других становится основой для оценки возрастного снижения интеллекта (оценка снижения базировалась на сравнении баллов по субтестам, результаты выполнения которых предположительно не изменялись с течением времени, с теми, результаты по которым ухудшались с возрастом). Кульман в 1939 г. предлагает еще одну редакцию шкалы Бине, но она остается практически незамеченной на фоне популярности шкалы Стэнфордской версии и теста Векслера.

В 1937 г. были опубликованы Калифорнийские тесты на умственную зрелость (The California Tests of Mental Maturity). Они отражали взгляды Эдварда Ли Торндайка и Луиса ЛеонаТерстоуна на понимание интеллекта. Эти исследователи полагали, что интеллект состоит из независимых способностей или факторов. Предназначенные первоначально для детей школьного возраста, Калифорнийские тесты на проверку умственной зрелости содержали задания на остроту зрения и слуха, моторную координацию, память, пространственные отношения, рассуждения и словарный запас.

В 1938 г. Терстоун публикует свой Тест первичных умственных способностей (Primary Mental Abilities Test). Основываясь на результатах факторно-аналитического исследования, он полагал, что шкала измеряет семь независимых факторов, характеризующих интеллект. Здесь следует заметить, что Терстоун является не только автором тестов, но родоначальником вполне оформившейся к 1931 г. мультифакторной теории интеллекта теории, отрицающей общую основу способностей. Эта теория противостоит концепции генерального фактора, выдвинутой Ч. Спирменом (см. выше).

В этом же году Гезелл и Елена Томпсон представили критерии для оценки интеллектуального развития младенцев в возрасте от 4 до 56 недель.

Эдгар Долл создает в 1935 г. Шкалу социальной зрелости Вайнленд (The Vineland Social Maturity Scale), предназначенную для измерения социального развития1. Шкала предназначалась для использования в работе с лицами от младенческого до 30-летнего возраста и была уникальной в том, что ее результаты были основаны на беседе с тем, кто хорошо знает объект исследования. Было использовано 117 заданий-вопросов, сгруппированных по возрастным уровням. Результаты по шкале позволяли определить «социальный возраст», который, при делении на хронологический, давал исследователю «коэффициент социального развития» (Social Quotient — SQ). При конструировании своей шкалы Долл исходил из того, что некоторые индивидуумы, например правонарушители, могут иметь высокий интеллектуальный уровень, но низкий уровень социальной зрелости. Таким образом, Долл стал одним из первых психологов, обратившихся к изучению личностных факторов, связанных с интеллектом. Впрочем, для детей дошкольного возраста задания теста были весьма близки к критериям развития по Гезеллу. Тем самым Шкала Вайнленд давала возможность оценки уровня развития детей в том случае, когда не было возможности их протестировать.

В 1931 г. был опубликован тест Олпорта—Вернона для изучения системы личностных ценностей (Allport—Vernon—Lindzey Study of Values). Тест основывался на теории личности Эдуарда Шпрангера и позволял выделить приоритетные для индивида группы ценностей: эстетические, теоретические, экономические, социальные, политические и религиозные. Этот тест интересен не только тем, что был одним из первых, предназначенных для измерения ценностей, — это плод сотрудничества американских и английских психологов, один из которых, Филип Эварт Вернон, продолжая исследования Гальтона—Спирмена, вошел в историю психодиагностики и как создатель иерархической модели интеллекта.

Среди многих личностных опросников, представленных в этот период, наиболее известны следующие: Опись личности Терстоуна (Thurstone Personality Schedule); Личностный опросник Бернрейтера (Bernreuter Personality Inventory); Опросник приспособляемости Белла {Bell Adjustment Inventory); Опросник приспособляемости Роджерса (Rogers Adjustment Inventory); Шкала темперамента Хумма— Водсворта(Humm—Wadsworth Temperament Scale) ;Калифорнийский личностный тест (California Test of Personality); Эскизы личности Малера (Mailer Personality Sketches); опросник Гилфорда для выявления пяти факторов личности (Guilford Inventory of Factors STDCR). В большинстве из опросников обследуемому задавали прямые вопросы, например: обеспокоены ли вы своей застенчивостью? Задача заключалась в том, чтобы ответить на каждый вопрос как можно правдивее, используя ответы «да», «нет» или «не знаю».

Исследователи, создающие личностные опросники и работающие с ними, сталкивались со значительными трудностями. Не всегда было ясно, что же измеряется с помощью того или иного опросника, не обнаруживалось корреляций между результатами опросников, направленных на измерение одного и того же свойства личности, наконец смущало и то, что испытуемые могут легко фальсифицировать информацию, сообщаемую о себе. Клинических психологов при использовании этих инструментов оценки личности волновало то, что отдельные вопросы могут вызвать тревогу у лиц, наиболее чувствительных к затрагиваемым аспектам жизнедеятельности. Тем не менее некоторые личностные опросники приобретают большую популярность и занимают первые места в рейтингах личностных методик. В этой связи невозможно не упомянуть опросник, разработанный Р. Бернрейтером (1933). Этот опросник состоял из четырех шкал: нейротизма (B1N), самодостаточности (B2S), интроверсии (ВЗГ) и доминантности (B4D). Обычно этот опросник, активно применявшийся вплоть до 1960-х гг., считают первым инструментом диагностики личности такого типа, предназначенным для измерения более чем одного свойства.

В 1930-е гг. психологи, создавая личностные опросники, обращаются к факторному анализу. Примером таких исследований являются работы Л. Терстоуна и Джоя Пола Гилфорда.

Саул Розенцвейг в своих работах этого периода (1938) предполагал, что экспериментальный, а не статистический подход к построению тестов личности может значительно улучшить положение дел. Вместо задавания вопросов, требующих ответов «да—нет», он предлагал разработку методик дающих обследуемому возможность действия, поведения, которые может быть соответствующим образом оценено. Он подчеркивал, что результаты опросников следует рассматривать как «сырые» данные, нуждающиеся в толковании, а не достоверные ответы.

Несмотря на определенные успехи в тестировании, некоторые психологи все еще рассматривали психометрический подход к личности как несостоятельный. Основным упреком была раздробленность получаемых данных. Быстро росла потребность в глобальных, надежных процедурах тестирования. В качестве такой глобальной процедуры попыталась заявить себя фафология, однако, несмотря на некоторый интерес со стороны психологов, это направление исследований не получило популярности.

Глобальные методики оценки личности предлагались не только психологами, но и психиатрами. Так, Аппел 1930) полагал, что детский рисунок — нарисовать дома и разных людей, включая членов семьи, — и последующие комментарии детей к этим рисункам служат источником целостной оценки личности. Более того, он обнаружил, что эта процедура помогает ему понять подсознательные проблемы детей. То же самое имело место, когда Аппел предлагал детям сделать чернильные пятна и записывал их комментарии к ним. Шварц (Schwartz, 1932) сообщал об использовании картин с изображением различных социальных ситуаций. Он просил подростков описать эти картины и ответить на вопросы по ним. Аналогичным образом Давид Леви (David Levy, 1937) утверждал, что он считает полезным давать детям куклы, представляющие членов семьи, а затем наблюдать, как они играют с ними. Это был не только диагностический тест, отмечалось, что у некоторых из детей наблюдается терапевтический эффект от выражения в игре своих чувств.

В середине 1930-х гг. в Гарвардском университете ведут свои исследования Кристиана Морган и Генри Александр Мюррей (Christiana D. Morgan and Henry Murray, 1935). В этих исследованиях было впервые заявлено о том, что принцип проекции может использоваться как основа для построения диагностической процедуры. В опубликованной в 1935 г. книге «Исследования личности» обосновывается принцип психологической проекции, а немного позднее появляется и первый проективный тест — Тест тематической апперцепции (ТАТ).

Таким образом, психологи получили новый диагностический инструмент, отвечающий потребностям многих из них в целостном изучении личности. С этого момента во всем мире начинает набирать силу проективное движение в психологии, которое до сих пор способствует получению новых данных о личности и не в меньшей мере возникновению бурных дискуссий.

Как уже упоминалось, в 1921 г. швейцарец Герман Роршах опубликовал тест, основывающийся на перцепции. Приходит время взглянуть на роршаховский тест чернильных пятен с точки зрения целостности, глобальности получаемых с его помощью сведений о личности. Вначале в Советском Союзе, а затем в США тест Роршаха все более активно используется для диагностики личности в клинике. Самуил Бек (Samuel J. Beck, 1930) первым в Соединенных Штатах публикует результаты, полученные с помощью теста Роршаха при обследовании больных со слабоумием. Вскоре появились другие исследования Бека, в которых был использован этот диагностический инструмент (Beck, 1933-1937), а затем — исследования Маргарет Герц (Marguerite Hertz) и Бруно Клопфера (Bruno Klopfer). В 1936 г. Клопфер основал Институт Роршаха и начал издание журнала Rorschach Research Exchange, который сменил свое название в 1949 г. на Journal of Projective Techniques.

В то же время тест Роршаха был подвергнут критике со стороны ряда психологов. Критиками отмечались субъективность в определении диагностических показателей и их интерпретации, отсутствие достаточных сведений о надежности и валидности. Несмотря на жесткость критики, популярность теста росла. Это объясняется прежде всего тем, что просто не было никакой другой методики, которая позволяла бы клиницистам сделать заключения о целостном функционировании личности, а также надеждой на то, что критические замечания в адрес теста в конце концов окажутся безосновательными. Сторонники теста нашли поддержку в исследованиях Герц и Рубинштейна (Hertz and Rubenstein, 1939) показавших, что интерпретация результатов теста «вслепую» (т. е. не видя ни пациента, ни истории его болезни) разными экспертами (в качестве таковых выступали Герц, Бек и Клопфер) оказываются во многом схожими и подтверждаются историей болезни.

Реакция клиницистов на тест Роршаха была настолько восторженной, что один из его ранних и наиболее суровых критиков сделал попытку примкнуть к сторонникам проективного подхода: Вильям Штерн (William Stern, 1937) попросил своего коллегу, Карла Струве (Karl Struve), сделать три рисунка облаков. Эти рисунки не имели ни симметрии, ни очертаний, ни фона. Они представляли собой широкую гладь с внутренними вариациями оттенков. Вероятно, Штерн намеревался пошутить, создавая этот тест. Если так, то он достиг успеха, так как мало кто из клиницистов воспринял тест всерьез.

Некоторый интерес вызвали два теста, разработанные Маргарет Ловенфельд (Margaret Lowenfeld). Тест «Мозаики» (1931) требовал от тестируемого сделать композицию из пластинок различной геометрической формы и цвета. Она надеялась, что выполненные композиции дадут информацию о личности и помогут в установлении психиатрического диагноза. В тесте «Мир» (1939) тестируемого просили построить окружение, используя миниатюрные копии-модели людей, животных, домов и других объектов. После того как сцена была создана, просили составить рассказ. Подобно тесту «Мозаика», тест «Мир» нуждался в изучении его валидности и надежности. Еще одним инструментом, которой имел диагностические возможности, в частности как инструмент оценки слепых, был таутофон, созданный Шаковым и Розенцвейгом (Shakow, Rosenzweig, 1939). Таутофон был основан на вербальном сумматоре Скиннера, который использовался для изучения так называемой латентной речи. Человек слушал неразборчивую речь и должен был догадаться, о чем говорилось. Авторы полагали, что в разного рода предположениях о том, что же говорится, будут отражаться особенности личности обследуемого.

Проективный тест венгерско-швейцарского психолога Леопольда Сонди состоял из 6 серий фотографий лиц, страдающих разными психическими заболеваниями (в каждой серии по 8 портретов). Обследуемому предлагалось из каждой серии выбрать по две фотографии, которые ему нравились больше всего и — меньше всего. Предполагалось, что те фотографии, которые понравились, указывают на возможность проявления в открытом поведении индивидуума тех тенденцийвлечений, носителем которых являются соответствующие больные. Фотографии, которые не понравились, также свидетельствуют о наличии влечений, характерных для изображенных больных, но влечений сдерживаемых или сублимированных. В большинстве стран Европы и в США этот тест становится известным во второй половине 1940-х гг.

Бендер-гештальт(Bender-Gestalt)тест появился в 1938 г. Лауретта Бендер составила его из девяти геометрических композиций, основанных на фигурах, с помощью которых исследовал восприятие один из основоположников гештальтпсихологии Макс Вертгеймер. Обследуемому предлагали воспроизвести каждое изображение как по образцу, так и по памяти. Нарушения механизмов пространственного анализа и синтеза, отражающиеся в рисунках, позволяли диагностировать поражения головного мозга. Позднее результаты теста интерпретируются в соответствии с проективной гипотезой, которая наиболее четко была сформулирована Леопольдом Франком (L. К. Frank).

В 1939 г. Франк предложил использовать термин «проективные методики» применительно к таким тестам, как тест Роршаха, ТАТ, таутофон и другим, в которых ответ-реакция обусловлена не объективным значением стимула, а личностью испытуемого. Таким образом, обрел имя уже довольно многочисленный класс методик, появление и развитие которых было в известном смысле противостоянием психометрическим традициям.

В 1938 г. в США под редакцией Оскара К. Буроса начинается издание всемирно известного «Ежегодника психических измерений»1. В этом ежегоднике сообщаются сведения обо всех англоязычных тестах, а также публикуются статьи-обзоры ведущих ученых, посвященные исследованиям, которые проводились с этими тестами. Год спустя О. Бурос основывает Институт психических измерений (Buros Institute of Mental Measurements), успешно продолжавший свою деятельность (в первую очередь мониторинг качества публикуемых коммерческих тестов) до 1994 г., когда он был преобразован в «Центр тестирования» с большей ориентацией на сервисные услуги.

Как уже отмечалось выше, развитие психодиагностики во многом связано с совершенствованием математико-статистического аппарата. В феврале 1935 г. было основано Психометрическое общество (Ганновер, Нью-Гемпшир). Первым президентом Общества становится Л. Терстоун. В качестве основной задачи рассматривается развитие психологии как рациональной количественной науки. В марте 1936 г. начинает издаваться ежеквартальный журнал «Психометрика». Начав свою деятельность как небольшая группа американских специалистов в области психометрии, к 1990 г. Общество насчитывает около 550 членов более чем из 30 стран мира. Трудами членов Общества внесен значительный вклад в развитие статистической теории тестов. Достаточно упомянуть об известной книге Ф. Лорда и Новика Statistical Theories of Mental Test Scores (1968), в которой развивалась модель латентных черт, известная также как теория связи между заданием и ответом на него (item-response theory)2. Во многом благодаря подобным математико-статистическим разработкам становится возможным развитие компьютерной психодиагностики, адаптивного тестирования.

Тридцатые годы XX столетия были чрезвычайно продуктивны для психодиагностики. Робкие ростки идей предыдущих десятилетий дали богатый урожай новых диагностических инструментов. Достаточно отчетливо определились пути выхода из кризиса, чему в немалой степени способствовало развитие целостного подхода к диагностике личности.


Экскурс в мир терминологии

ТРАНЗАКЦИЯ (англ. transaction — сделка, урегулирование спора путем соглашения сторон) — единица коммуникативного процесса (социального взаимодействия), состоящая из коммуникативного стимула и коммуникативной реакции (напр., вопрос—ответ). Основное понятие транзактного анализа.