Процесс когнитивной терапии

Начальные сессии

Прежде всего терапевт должен установить с пациентом коллаборативные отношения (т. е. отношения сотрудничества). Для этого используются информирование о когнитивной психотерапии, определение проблемы, выявление автоматических мыслей. Коллаборация состоит в том, что терапевт и пациент являются соисследователями в поиске автоматических мыслей и проверке их обоснованности. Далее начинается анализ проблемы, состоящий из двух частей: функционального и когнитивного анализа. Функциональный анализ идентифицирует элементы проблемы, т. е. то, как она проявляется, в каких ситуациях это происходит, какова частота, интенсивность и продолжительность этих ситуаций. Когнитивный анализ выявляет мысли и образы, свойственные данному индивиду в ситуациях психотравмы. Исследуется уровень, до которого пациент контролирует свои мысли и образы, возникающие в ситуациях напряжения.

На первой сессии создается так называемый список проблем. Этот список включает специфические симптомы, формы поведения или глубокие проблемы. Эти проблемы располагаются по приоритету в качестве мишеней терапевтического воздействия. Основой иерархизации симптомов служат их тяжесть, удельный вес в структуре жизнедеятельности. Кроме того, эти проблемы (межличностные, личностные и вегетативные) могут быть взаимосвязаны. Опознание проблем с одинаковыми причинами и их соответствующая группировка обозначаются Беком как «сведение проблем». Бек приводит в качестве примера женщину с множественными фобиями: лифтов, тоннелей, гор, замкнутых пространств, поездок в открытой машине, полетов на самолете, купания, быстрой ходьбы или бега, сильного ветра и жарких, душных дней. Общее в этих фобиях — страх перед удушьем. Таким образом, в фокусе терапии оказывается следующая мысль: «Я легко могу задохнуться». Симптомы депрессии сводятся к низкой самооценке и негативным ожиданиям (закончится любовь, поддержка, хорошая музыка и т. д.). При сведении проблем к нескольким базовым автоматическим мыслям работа ведется с первичными симптомами, а соответственно и мыслями. Бек приводит пример с депрессией одного аспиранта, в основе которой лежало ожидание физической катастрофы. Поэтому мишенью терапии явилась мысль: «Со мной произойдет физическая катастрофа», а не мысль: «Я никчемен и беспомощен».

На первых сессиях терапевт активен. Он расспрашивает пациента, готовит его к когнитивной терапии, активно работает над снижением выраженности симптома. Уже на первой сессии пациент получает домашнее задание: он должен понаблюдать за мыслями, возникающими у него в психотравмирующих ситуациях, постараться выделить их все и пересчитать.

Поздние сессии

По ходу работы акцепт переносится на неадаптивные мысли, которые подвергаются не поведенческой проверке (что затруднительно), а логическому анализу. Так, мысль «Я никогда не буду счастлив» проверить невозможно, но важно, чтобы пациент проверил логику этого обобщения.

К концу терапии пациент занимает активную позицию, терапия постепенно переходит в аутотерапию. Завершение терапии происходит на последних двух сессиях, сильно разнесенных по времени (в течение одного-двух месяцев).

Ключевые слова:     сессии      сотрудничества      автоматических мыслей      психотравмы      симптомы

Экскурс в мир терминологии

ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ И ВЕКТОРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ (англ. topological and vector psychology) — модель структуры личности и ее взаимодействия с окружающей средой, разработанная на основе положений гештальт-психологии К. Левином. Левин впервые в истории психологии предпринял экспериментальное изучение мотивационно-эмоциональной сферы личности, выделил ряд новых характеристик личности — уровень притязания, временную перспективу как систему ближайших и отдаленных целей и др., исследовал изменение поведения человека под влиянием успеха и неудачи, условия принятия личностью извне поставленных целей, соотношение потребностей и разных видов деятельности. Для построения модели поведения личности Левин использовал средства топологии — отрасли геометрии, изучающей свойства форм и взаимное расположение фигур, и топологии — науки о путях, расстояниях и направлениях.

Соотношение интересов, желаний, стремлений человека, согласно Левину, выражается в расположении ячеек, на которые разбита область личности. Ячейки в «психологическом окружении» изображают значимые для человека объекты внешней среды и его знания о ней.

Рассматривая структуру личности как динамическое образование, Левин, в противоположность ассоциационистам, полагал, что не ассоциации, а потребности человека являются движущей силой его психической деятельности и поведения. Истолковывая «психологическое окружение» как феноменальный мир личности, Левин высказал предположение, что психическая энергия, вызываемая в ней потребностями, выносится из личности в окружающие объекты, которые становятся валентными и начинают притягивать или отталкивать личность (см. Валентность).

Перемещения личности к валентному объекту как цели Левин назвал локомоциями. Если на пути локомоций появляются непреодолимые барьеры, то возникает явление «замещения», т. е. переключения энергии в др. личностные системы, связанные с иными видами деятельности личности (ср. сублимация; Защита психологическая). Он объединил в этом понятии как реальные перемещения человека в пространстве, так и акты сознания, мечты, мысленные движения и т. п. Хотя личность и «психологическое окружение», по Левину, всего лишь 2 части психики человека, в своей модели на границе между ними он поместил реальные перцептивные и моторные системы человека. Структура личности рассматривается Левином как следствие дифференциации систем психологических напряжений. Его теория и методология широко используются в амер. психологии, где понятия Т. и в. п. применяются для исследования динамики группового поведения.