Лидер в толпе и механизмы управления толпой

Часто поведение толпы определяется наличием или отсутствием в ней лидера. Лидер ь толпе может объявиться в результате стихийного выбора, а нередко — и в порядке самоназначения. Самозваный лидер обычно подлаживается под настроения и чувства людей толпы и сравнительно легко может побудить участников ее к поведению опре­деленного типа.

Любое скопление индивидов инстинктивно подчиняется власти вождя. Герой, которому поклоняется толпа, поистине для нее — бог. В душе толпы преобладает не стремление к свободе, а потребность подчинения. Толпа так жаждет повиноваться, что инстинктивно поко­ряется тому, кто объявляет себя ее властелином.

Люди в толпе теряют свою волю и инстинктивно обращаются к тому, кто ее сохранил. Всегда готовая восстать против слабой власти, толпа раболепствует и преклоняется перед властью сильной. Предоставленная самой себе, толпа скоро утомляется своими соб­ственными беспорядками и инстинктивно стремится к рабству.

Толпа столь же нетерпима, сколь и доверчива в отношении авторитета. Она уважает силу и мало поддается воздействию доброты, означающей для нее лишь своего рода слабость. Она требует от героя силы и даже насилия, хочет, чтобы ею владели, ее подавляли. Она жаждет бояться своего властелкна. Власть вожаков очен ь деспотична, но именно этот деспотизм и заставляет толпу подчиняться.

В толпе людей вождь часто бывает только вожаком, но, тем не менее, роль его значительна. Его воля — это ядро, вокруг которого кристаллизуются и объединяются мнения. Роль вожаков состоит главным образом атом, чтобы создать веру, все равно какую. Именно этим объясняется их большое влияние на толпу.

Чаще всего вожаками бывают психически неуравновешенные люди, полупомешанные, находящиеся на грани безумия. Как бы ни была нелепа идея, которую они объявляют и защищают, и цель, к которой они стремятся, их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка. Есть и еще одно качество, которым обыкновенно отличаются вожаки толпы: они не принадлежат к числу мыслителей — это люди действия.

Класс вожаков подразделяется на две категории:

— люди энергичные, с сильной, но появляющейся у них лишь на короткое время волей;

— люди, обладающие сильной и в то же вргмя стойкой золей (встрзчаются гораздо реже).

Один из важных факторов, определяющих влияние лидера на толпу, — это его обаяние. Обаяние — вид господства какой-нибудь идеи или личности над умом индивида. Оно может складываться из противоположных чувств, например, восхищения и страха, и быть двух видов: приобретенное и личное. Личное обаяние отличается от искусственного или приобретенного и не зависит ни от титула, ни от власти. Оно основывается на личном превосходстве, иа военной славе, на религиозном страхе, но не только на этом. В природе обаяния участвует множество различных факторов, но одним из самых главных всегда был и остается успех.

Управление толпой имеет двойственную природу, ибо толпа практически всегда — объект управления двух сил: с одной стороны, ею руководят лидеры, вожаки; с другой — толпой занимаются силы охраны общественного порядка, властные административные структуры.

Возможности управления толпой существенно различаются в за­висимости от того, кто стремится быть в ней лидером — демагог или интеллигент. Как говорят на Востоке, тот, кто хочет управлять толпой, пытается оседлать тигра. Тем не менее, управлять личностями много сложней, чем толпой.

Механизмами массового поведения может воспользоваться поли­тик с любыми взглядами и любого морального уровня. В таких случаях толпа становится игрушкой в руках лидера. Обычно люди, жаждущие вести за собой толпу, интуитивно владеют приемами воздействия на нее. Они знают: чтобы убедить толпу, надо сначала понять, какие чувстза ее воодушевляют, притвориться, что разделяешь их, а затем вызвать в воображении толпы прельщающие ее образы. Толпе надо всегда предъявлять какие-либо идеи в цельных образах, не указывая на их происхождение.

Оратор, желающий увлечь толпу, должен злоупотреблятьсильными выражениями. Преувеличивать, утверждать, повторять и никогда не пробовать доказывглъ что-нмбудь рассуждениями — вот способы аргументации для толпы.

Утверждение тогда лишь воздействует на толпу, когда оно многократно повторяется в одн их и тех же выражениях: в таком ел учае идея внедряется в умы так прочно, что в конце концов воспринимается как доказанная истина, а затем и врезается в самые глубокие обллсти бессознательного. Этот прием также вполне успешно применяется лидерами или вожаками толпы.


Экскурс в мир терминологии

ПАМЯТЬ (англ. memory) запоминание, сохранение и последующее воспроизведение индивидом его опыта. Физиологической основой П. является образование, сохранение и актуализация временных связей в мозге (см. Мнема, Памяти физиологические механизмы, Следы памяти, Энграмма). Временные связи и их системы образуются при смежном во времени действии раздражителей на органы чувств и при наличии у индивида ориентировки, внимания, интереса к этим раздражителям.

История изучения П. в психологии неразрывно связана с общей историей психологии и отражает основные этапы ее развития. Одной из первых теорий П. является ассоцианистическая теория. Ее центральное понятие — «ассоциация» — обозначает связь, соединение и выступает в качестве объяснительного принципа всех психических образований. Необходимым и достаточным основанием для образования связи между 2 впечатлениями ассоцианизм считал одновременность появления их в сознании. Соответственно П. рассматривалась не как активный процесс (деятельность) человека с предметами или их образами, а как механически складывающийся продукт ассоциаций. Выделялись 3 типа ассоциаций — по смежности, по сходству и по контрасту. Содержание понятия ассоциации в дальнейшем существенно переосмыслялось и углубилось, но само это понятие прочно закрепилось в психологии П. Запоминание — это действительно связывание нового с уже имеющимся в опыте. По словам О. Мандельштама, «образованность — это школа быстрейших ассоциаций». Но связи образуются избирательно, и на вопрос о том, чем детерминируется этот процесс, ассоцианизм ответа не дает, ограничиваясь лишь констатацией фактов, которые свое научное обоснование получили гораздо позже.

Представители ассоциативной психологии (Г. Эббингауз, 1885; Г. Мюллер, 1911; А. Пильцеккер, 1900) сделали первые попытки экспериментального изучения П. . Основным предметом исследования было изучение устойчивости, прочности и силы ассоциаций. Важным вкладом в науку была разработка Эббингауза и его последователями методов количественного изучения процессов П.

Дальнейшие исследования П. были не простым продолжением этих работ, а их переносом на новые области и введением в исследование новых форм П. Бихевиористы провозгласили в качестве единственной задачи психологии установление однозначных связей между стимулами и реакциями, т. е. между внешними раздражителями и ответными движениями организма. Центральное место в исследованиях бихевиористов заняла проблема навыка (Э. Торндайк, Э. Толмен). П., с их т. зр., исчерпывалась приобретением различных двигательных и речевых навыков и изучалась преимущественно в непроизвольной форме. В исследованиях произвольной П. у бихевиористов в качестве центральной проблемы выступает проблема заучивания наизусть. В этих работах получили подтверждение и дальнейшее развитие известные положения о влиянии повторений на успешность заучивания, о его зависимости от объема и характера материала и т. д. Были получены также новые факты о зависимости продуктивности запоминания от различного рода установок, мотивов.

Представители гештальт-психологии (В. Кёлер, К. Коффка, М. Вертгеймер, К. Левин и др.) подвергли критике положения ассоцианизма о смежности элементов во времени и пространстве как условии возникновения ассоциаций. Они полагали, что в основе образования ассоциаций лежит закон целостности. Целое не сводится к простой сумме элементов; целостное образование — гештальт — первично по отношению к входящим в него элементам. В качестве ведущего условия запоминания гештальт-психологи рассматривали структуру материала. Поэтому для запоминания неорганизованного, бессмысленного материала, необходимо дополнительное исходное условие — намерение субъекта (см. Интенция). Однако рассматривая организацию, структуру материала, как главный объяснительный принцип, в частности для теории памяти, представители этого направления упустили из виду наиболее важную сторону процесса построения и закрепления образа — собственную деятельность человека. Между тем для запоминания имеет значение не столько сам по себе факт сходства или различия элементов, сколько действие человека, обнаруживающего эти сходства и различия.

В результате огромного числа экспериментально-психологических исследований сложились личностные теории П., которые выявили ряд факторов влияющих на протекание процессов П., особенно сохранения. Это такие факторы, как активность, интерес, внимание, осознание задачи, а также сопровождающие протекание процессов П. эмоции.

Коренные изменения в теоретических представлениях о П. и в ее экспериментальном изучении возникли на основе идеи социальной природы П. человека и возможности социального управления ее процессами. В работах П. Жане (1928), Л. С. Выготского и А. Р. Лурия (1930), А. Н. Леонтьева (1931), Ф. Бартлетта (1932) процессы П. начинают пониматься как социальная форма поведения, специфическое социально управляемое действие. Идея о социальной природе П. получила дальнейшее развитие в отечественной психологии. Новым шагом в анализе психологических механизмов П. явились сравнительные исследования непроизвольного и произвольного запоминания, наиболее полно развернутые в работах П. И. Зинченко (1939, 1961) и А. А. Смирнова (1948).

П. включена во все многообразие жизни и деятельности человека, поэтому формы ее проявления, ее виды и типы чрезвычайно многообразны (см. Памяти виды, Памяти типы). По характеру психической активности, преобладающей в деятельности, различают П. двигательную, эмоциональную, образную и словесно-логическую. По характеру целей деятельности выделяют П. непроизвольную и произвольную (см. Непроизвольное запоминание, Произвольное запоминание). Непроизвольная П. занимает большое место в жизни и деятельности людей: человек многое запоминает и воспроизводит без специальных намерений и усилий. Она является генетически первичной: ее формирование предшествует формированию и развитию произвольной П., которая позволяет запоминать с необходимой полнотой то, что человеку нужно в данный момент.

По времени закрепления и сохранения материала различают сверхкратковременную (см. Память сенсорная), кратковременную и долговременную П. Кратковременная П. является лабильной фазой П., которой соответствует удержание следа в форме реверберации нервных импульсов (см. Памяти морфологический субстрат, Памяти физиологические механизмы). Долговременная П. — стабильная фаза, которая предполагает сохранение следа за счет структурных изменений, вызванных к жизни в процессе их консолидации. Процесс консолидации является непременным условием последующих структурных изменений. Установлено, что общее время консолидации следов памяти (мнемических следов) колеблется в пределах от 10-15 с до 20-30 мин. Деление П. на кратковременную и долговременную не является общепринятым. С т. зр. некоторых авторов (А. Мелтон, 1963; Л. Постман, 1964), П. есть единый процесс, который представляется различным при его исследовании с помощью разных экспериментальных приемов. Тем не менее существует достаточно фактов, подтверждающих конструктивность и полезность различения кратковременной и долговременной П. Одной из альтернатив теории двойственности П. является теория уровней переработки информации (М. Познер, 1969). В этой теории кратковременная и долговременная П. рассматриваются как процессы, допускающие возможность различных способов кодирования информации.

Основные процессы П.: запоминание, сохранение, воспроизведение, узнавание и забывание. Запоминание — главный процесс П., от него во многом зависят полнота, точность, последовательность воспроизведения материала, прочность и длительность его сохранения. Запоминание и воспроизведение осуществляются в форме непроизвольных или произвольных процессов. Забывание обычно протекает как непроизвольный процесс. Протекание процессов запоминания, сохранения и воспроизведения определяется тем, какое место занимает данный материал в деятельности субъекта. Установлено, что наиболее продуктивно связи образуются и актуализируются в том случае, когда соответствующий материал выступает в качестве цели действия. Прочность этих связей определяется тем, какова степень участия соответствующего материала в дальнейшей деятельности субъекта, какова их значимость для достижения предстоящих целей.

Одним из направлений психологии, в русле которого выполнено большое количество работ по изучению П., является информационный подход, позволивший найти количественную меру запоминаемого материала — количество информации. Установлено, что объем кратковременной П. определяется количеством символов независимо от содержащейся в них информации. С этим фактом связывается проблема кодирования информации: важно кодировать запоминаемый материал символами, содержащими много информации. Проблема кодирования поставлена и в контексте изучения оперативной П. (см. Память оперативная) — как исследование способов преобразования материала при его оперативном запоминании. В связи с информационным анализом процесса запоминания широко изучены многообразные способы переработки информации в П., намечена определенная структура, т. е. общий состав и последовательность операций и действий мнемической деятельности. Трактовка П. как определенным образом организованной системы познавательных и собственно мнемических действий позволила выявить и, в известной мере, сблизить операциональный состав мыслительной и мнемической деятельности. Ж. Пиаже и Б. Инельдер приходят к выводу, что организация П. изменяется в зависимости от уровня схем мышления и прогрессирует вместе с интеллектом индивида. Образы П. составляют основной материал мышления. Л. М. Веккер (1998) говорит об интегративной функции П: она интегрирует не только отдельные когнитивные единицы (перцепты, концепты и пр.), но и различные когнитивные процессы — сенсорные, перцептивные, мыслительные — в целостную систему интеллекта. В последние десятилетия в русле когнитивной психологии изучается операциональный состав кратковременной и оперативной П. Это стало возможным благодаря разработке микроструктурного подхода к исследованию познавательных процессов (см. Метод микроструктурного анализа). Микроструктурные методы исследования позволили раскрыть содержание отдельных функциональных блоков, участвующих в обработке информации в кратковременной П. Особенно большое значение имеет анализ семантических преобразований информации, осуществляющихся в кратковременной П.

Индивидуальные особенности П. выражаются в различной быстроте, точности и прочности запоминания (см. Памяти типы). Они в определенной мере связаны с различиями силы возбуждения и торможения нервных процессов, степени их уравновешенности и подвижности. Однако сами свойства н. с. изменяются под влиянием условий жизни и деятельности людей. См. Прочность запоминания, Развитие памяти. (Т. П. Зинченко.)