Психологические типы семьи

Другим типом организованной социальной группы, наряду с производственной, является семья. Это достаточно сложная общность людей, имеющая широкий спектр социальных функций, главная из которых — непосредственное производство и воспроизводство самой человеческой жизни. Семья — важнейший институт социализации человека, институт формирования и воспитания его.

В проблематике семьи интересен сугубо психологический аспект. Корни психологических отношений глубоко уходят в объективную необходимость совместной жизни в семье, где человек представляет собой особый, неповторимый психологический мир. Это сложнейшая сфера существования различных психологических миров личностей, преодоления психологических противоречий между супругами, между родителями и детьми, формирования и развития разнообразных чувств, установок, психологической совместимости, психологического климата — «погоды в доме».

Существует много психологических типов отношений между детьми и родителями, между супругами, между детьми, что в значительной мере определяется психологическим типом семьи, исходя из ведущих приоритетов, принятых в ней.

Типы семьи:

Версия 1 плюс версия 2 -традиционная семья;

Версия 3 — зависимая семья;

Версия 4 - партнерская семья;

Версия 5 - договорная партнерская семья (свобода и любовь).

Традиционная семья:

Цели: вписаться в общество, «быть как все», продолжить род, добиться стабильности.

Характеристиканеосознанность, привязанность к быту, отсутствие развития, творчества, свободы, чувство собственности.

Подтипы традиционной семьи: автономная, домостроевская, с ритуальным равноправием, жена — глава семьи.

Зависимая семья:

Целиудевлетворение психологических потребностей, увеличение эмоциональной наполненности, избегание страха одиночества, ответственности.

Характеристика: неосознанность, иллюзия «любви», привязан­ность к быту, отсутствие развития, наличие комплексов, всевозмож­ные зависимости, привязанности, нездоровая потребность друг в друге.

Подтипы зависимой семьи: тиран — жертва, жертва —спасатель, мать — сын против отца —дочери, отец — дочь против матери — сына, отец — сын против матери — дочгри, мать — дочь против отца — сына, дети против родителей, родители: против детей, убегалки -догонялки, борьба за власть, садисты - мазохисты, семья с общей проблемой.

Партнерская семья и Договорная партнерская семья:

Целиориентация на саморазвитие, самореализация через семью, помощь в развитии партнеру.

Характеристика: каждый берет ответственность на себя, каждый «вкладывае" в отношения», выращивание семьи как процесс, работа над отношениями, стремление к открытости, осознанность, творчест­во, гибкость, уникальность, открытость, стремление договориться обо всем (об отношениях, о свободе, о ревности), постоянная корректи­ровка договора.

Дисгармонические психологические типы семей:

«Внешне спокойная семья». В такой семье события протекают гладко, со стороны может показаться, что отношения ее членов упо­рядочены и согласованы. Однако муж и жена испытывают чувства неудовлетворенности, скуки. Ихжизнь сопровождается ощущениями зря потраченных лет. Они мало разговаривают друг с другом, с повышенным педантизмом выполняют супружеские обязанности. Можно говорить о преобладании в таких семьях чувства ответственности над спонтанностью и искренностью отношений. За внешне благополучным фасадом скрываются длительно и сильно подавляемые негативные чувства друг к другу. Сдерживание эмоций нередко губительно отражается на самочувствии. Супруги подвержены устойчивым нарушениям настроения Вулканическая семья». В этой семье отношения изменчивы и открыты. Супруги постоянно выясняют отношения, часто расходятся и вновь сходятся, скандалят, ссорятся с тем, чтобы вскоре нежно любить друг друга и признаваться в любви до конца жизни, опять от­носиться друг к другу искренне и самозабвенно.

В такой семье спонтанность и эмоциональная непосредственность доминируют над чувством ответственности. Может показаться, что этот тип семьи «здоровее», однако это не совсем так. Проявление злости, безусловно, ослабляет ситуативное напряжение («выпускание пара»), но далеко не всегда приносит истинное облегчение. Обычно супруг, проявивший излишне сильные негативные чувства, стыдится своего поступка, чувствует себя виноватым, боится оказаться в смешном положении, боится осуждения. Все это способствует накоплению негативных переживаний и росту напряжения.

Когда отношения в семье строятся на основе сохранения видимой благожелательности, призванной скрыть непримиримые противоре­чия и взаимно негативные чувства, ребенок становится беспомощным. Он испытывает значительные эмоциональные перегрузки, как позитивные, так и негативные. Специфическая эмоциональная атмосфера семьи оказывает постоянное психотравмирующее воздействие на личность ребенка. Вместе с*тем он чувствует опасность, но не понимает ее источника. Он живет в постоянном напряжении, которое не в силах ослабить. Ссоры между родителями приобретают в глазах ребенка катастрофические размеры. Это для него подлинная трагедия, угрожающая основам стабильности детского мира. Особенно это важно для ребенка в возрасте от одного года до двух с половиной лет. В этот период у него прочнейшая связь с родителями. Неблагополучие в отношениях между родителями ребенок такого возраста не способен отделить от себя самого и глубоко, подсознательно возлагает вину за них на себя. Авторы совершенно случайно наблюдали в одной семье поразивший их факт — двухлетняя девочка Даша вдруг стала ожесточенно обеими ладошками бить себя по личику и приговаривать: «Дашу надо бить, Дашу надо бить». Впоследствии выяснилось, что ребенок видел безобразную сцену драки между родителями. Характерно при этом то, что сами родители физически девочку не наказывали. Последствия этой жуткой для двухлетней малышки психологической травмы еще долго давали себя знать в различных формах деструктивного поведения ребенка, в частности, в ее играх, носивших откровенно выраженный мазохистский характер.

«Семья-санаторий». Это тип семьи, в которой эмоциональное состояние одного из супругов выражается в повышенной тревожности за судьбу, жизнь или здоровье другого члена семьи, которым может быть супруг, кто-либо из детей или других взрослых. Эта повышенная тревожность компенсируется повышенными же требованиями любви или заботы. В результате создается специфическая ограниченность, барьер новому опыту. В этот узкий круг отношений постепенно втягиваются все члены семьи. Поведение супругов принимает вид «курорта», «санатория» для одного из них. Усилия семьи затрачиваются на своеобразное коллективное самоограничение: для одного из членов семьи обязанности ограничиваются, для других же членов они, естественно, увеличиваются. Близкие понуждаются к проявлению все большего и большего внимания к объекту заботы. Все члены семьи постепенно объединяются этой особой заботой о нем, оставаясь при этом обделенными ею сами.

Обычно такая модель способствует появлен ию своего рода семейных культов, например, культ здоровья отца в многодетной семье с одним кормильцем, культ работы отца или матери, культ здоровья больного ребенка и т.п. Если объектом «культа» оказывается ребенок, особенно в ситуации неадекватности, то сплошь и рядом это состояние сильно тяготит его, у него формируются протестные модели поведения, вплоть до попыток раннего (или скорейшего) ухода от семьи.

Независимо от того, для кого семья превращается в «санаторий» (для одного из родителей или для одного из детей), остальныг члены семьи, особенно дети, ощущают дефицит семейного тепла, любви, заботы. Зато возрастает объем домашней работы, ограничиваются свободные и спонтанные формы досуга, проявления радости. Физическая и нервная перегрузка, тревожность и эмоциональная зависимость проявляются в повышенной раздражительности, в невротических срывах, в формировании различных фобических состояний (страхов).

Семья только внешне кажется солидарной. В глубина же ее кроется тревожная зависимость одного из партнеров. В результате супружеский союз становится не свободно содружественным, а симбиотически зависимым.

«Семья-крепость». В основе таких семейных союзов лежат усво­енные представления об угрозе, агрессивности и о жестокости окружающего мира, о всеобщем зле и людях как носителях этого зла.

Нередко такие представления подкрепляются осознанием необходимости еыводить негативные эмоции, возникающие в семье, за ее пределы. Предполагается, что взаимно враждебные импульсы переносятся на внешний мир в целом в интересах поддержания стабильности семьи. Заботясь о своем микромире, супруги осыпают окружающих шх людей различными упреками, которые они сознательно или бессознательно хотели бы направить друг на друга, или, что тоже достаточно часто, на самих себя.

В таких семьях создаются отношения якобы полного взаимопонимания, во время как свои внутренние проблемы супруги переводят вовне. В них господствуют довольно странные односторонние пред­ставления, переоценки фактов и обстоятельств. Постепенно возникает приверженность к тем или иным идеям, коллективное стремление к реализации целей внутри семьи. У супругов возникает ярко выраженное «мы-чувство». Они как бы психологически вооружаются против всего мира. Вся семейная жизнь жестко регламентируется и подчиняется определенным целям. Закостенелая фиксация определенных семейных ролей создает видимость внутрисемейной солидарности и содружества.

За подобным поведением часто скрывается отсутствие подлинных психологических тенденций, реально и естественно скрепляющих семью. Нередко избранная супругами «круговая оборона» оказывается на самом деле'бессознательным или сознательным камуфляжем душев­ной пустоты или нарушгния сексуальных отношений. Эмоциональная атмосфера внутри семьи лишена естественной теплоты и непосредственности. Часто в таких семьях наблюдается безоговорочное доминирование одного из супругов и зависимое, пассивное положение другого.

Отношение к детям в такой семье также жестко регламентирует­ся. Оно нередко лишено эмоциональной открытости и искренности. Любовь к ребенку часто приобретает условный характер, т.е. ребенка любят только тогда, когда он соответствует родительским требованиям. Это обычно сочетается с возрастанием собственнического компонента в эмоциональной привязанности родителей. Воспитание приобретает черты некоей заданности, подчеркнутой правильности, излишней принципиальности. В результате это приводит к неуверенности ребенка в себе, безынициативности. Нередко у него усиливаются протестные реакции, провоцируются упрямство и негативизм. Зачастую внимание ребенка фиксируется на его внутренних переживаниях., что приводит к его психологической изоляции, вызывает трудности в общении со сверстниками.

«Семья-крепость» ставит ребенка в противоречивую позицию, ситуацию внутреннего конфликта, вызванного рассогласованием между требованиями родителей, окружением и его собственным опытом. Происходит перенапряжение нервной системы ребенка, создается повышенный риск невротических заболеваний.

«Демонстративная семья, семья-театр». Это семьи, стабильность в которых удерживается демонстрацией специфического «театрализованного образа жизни». Иногда члены семьи разыгрывают друг перед другом спектаю1ь, иногда вся семья формируется в один ансамбль, который что-то говорит, что-то делает, что-то выражает эмоционально. При всем этом совсем неважно, что в действительности стоит за тем или иным поведением. Как правило, в таких семьях один из супругов испытывает острую и неудовлетворенную потребность в признании, в постоянном внимании, поощрении, любовании. Практически постоянно он испытывает дефицит любви.

«Семейный театр» призван сохранять' видимость благополучия и поддерживать необходимую близкую дистанцию. В общении с детьми запреты и разрешения быстро декларируются и столь же-быстро забы­ваются. Демонстрируемые посторонним любовь и забота о ребенке не спасают от остро ощущаемого детьми чувства, что родителям не до них, что выполнение ими своих родительских обязанностей — фор­мальная необходимость.

Часто в «семейном театре» контакт с ребенком, внимание к его жизни заменяются материальными благами. Родители приобретают детям много игрушек, специальное оборудование для занятий. Воспи­тание передоверяется детскому саду, школе, другим общественным организациям. Детям дается «модное» воспитание. Они посещают всевозможные кружки, занимаются языками, музыкой. В «театрали­зованном образе жизни» семьи часто возникает особое отношение к ребенку, связанное со стремлением скрыть его недостатки и несовер­шенства, прикрыть трудности демонстрацией мнимых достоинств и достижений. Все это приводит к ослаблению самоконтроля, потере внутренней дисциплины. Отсутствие подлинной близости с родителями формирует эгоистическую направленность личности.

«Семья-третий лишний». Эта семья возникает в тех случаях, когда личностные особенности супругов и стиль их взаимоотношений представляют для них особую значимость, родител ьс-тво бессозна­тельно воспринимается как помеха супружескому счастью. Это обычно происходит при психологической незрелости одного или обоих родителей, при неподготовленности их к выполнению родительских функций. Тогда формируется стиль отношений с ребенком по типу скрытого неприятия. Нам в нашей практике семейного консультирования нередко встречались семьи, которые имели даже несколько детей и тем не менее эмоционально преувеличенно значимыми для них оставшись только супружеские отношения. Нетак уж редки для таких семей случаи соперничества между молодой еще матерью и подрастающей дочерью, бессознательная борьба и конкуренция за любовь и привязанность достаточно молодого отца.

В таких семьях часто родители склонны внушать детям чувство неполноценности, внимание детей непрерывно фиксируется только на недостатках и несовершенствах. Это приводит к формированию у ребенка неуверенности в себе, безынициативности, фиксации на слабостях, к пониженной самооценке. Детям, растущим в таких семьях, свойственны мучительные переживания собственной неполноценности при усиленной зависимости от родителей и подчиненности им. Возрастающая зависимость детей тяготит родителей, что провоцирует усилениеу них скрытого отвержения своих детей.

«Семья с кумиром». Этот тип семьи напоминает тип «семья-санаторий». Только здесь доминирует не тревога одного из родителей по поводу лругого родителя или ребенка, а гиперопека самого ре­бенка, отнюдь не страдающего недостатком здоровья. Эта гиперопека возникает как защитная реакция или компенсация того недостаточно­го внимания, которые хотят уделять друг другу родители.

Отношения между членами семьи приводят к созданию «семейного кумира», когда воспитание ребенка — единственное, что скрепляет супружеские отношения, когда забота о ребенке превращается в единственную силу, способную удержать родителей друг с другом.

Родители с преувеличенным вниманием относятся к ребенку, переносят на него свои собственные нереализованные чувства. Сам ребенок оказывается объектом завышенных ожиданий родителей. Многие его поступки воспринимаются без должной критики, малейшие прихоти немедленно удовлетворяются. Преувеличиваются реальные и мнимые достоинства, как и любое, даже самое незначительное недомогание ребенка. Он воспитывается в изнеженности, заласканное, при всеобщем восхищении и умилении.

Ребенок растет несамостоятельным, неактивным. Желание родителей уберечь ребенка от жизненных трудностей приводит к безусловному ограничению его самостоятельности. Родители бессознательно стремятся замедлить взросление ребенка. Вместе с тем, ребенок, физиологически взрослея, объективно испытывает потребность в реальных оценках, реальном позитивном опыте самостоятельности и независимости от взрослых. Сталкиваясь с действительностью во внешнем мире, где он не получает привычных и желаемых высоких оценок, подросток оказывается в выражен но тйк уж редки для таких семей случаи соперничества между молодой еще матерью и подрастающей дочерью, бессознательная борьба и конкуренция за любовь и привязанность достаточно молодого отца.

В таких семьях часто родители склонны внушать детям чувство неполноценности, внимание детей непрерывно фиксируется только на недостатках и несовершенствах. Это приводит к формированию у ребенка неуверенности в себе, безынициативности, фиксации на слабостях, к пониженной самооценке. Детям, растущим в таких семьях, свойственны мучительные переживания собственной неполноценности при усиленной зависимости от родителей и подчиненности им. Возрастающая зависимость детей тяготит родителей, что провоцирует усилениеу них скрытого отвержения своих детей.

«Семья-маскарад». Несогласованность жизненных целей и планов супругов порождает тип семьи, которой можно дать метафорическое название «маскарад». «Служа разным богам», родители ставят ребен­ка в ситуацию различных требований и несогласованных оценок. Воспитание становится непоследовательным, мир для ребенка -массой неразрешимых противоречий. Мелькание «масок» повышает чувство тревожности. Несогласованность действий родителей, их очевидная противоречивость и нездоровая конкуренция, например, неадекватно высокая требовательность отца и как противодействие ей гиперопека и всепрощение матери, порождают растерянность ребенка, зачатки расщепления его личности. Завышенные притязания при недостаточной способности к волевым усилиям способствуют возникновению внутреннего конфликта и застойных очагов нервного перевозбуждения.

«Гармоничная семья». Таковой принято считать семью, пред­ставляющую собой открытую систему, где есть хорошие условия для творческого роста и личностного развития всех ее членов. «Открытый брак» дает возможность сочетания теплого эмоционального отношения родителей к детям на основе постоянного созидания в ребенке уверенности в родительской любви с четко определенными правилами поведения. При таких отношениях достигается наиболее полное принятие ребенка, сохраняется глубокий контакт взрослых и детей. Для гармонизации отношений в семье необходимы совместные осознанные усилия. Если один партнер меняется, это должно сопровождаться соответствующими изменениями у другого партнера, чтобы отношения сохранили стабильность и целостность.


Экскурс в мир терминологии

ЗАВИСИМАЯ ПЕРЕМЕННАЯ (англ. dependent variable)переменная, на которую оказывает влияние др. фактор в эксперименте (независимая переменная). См. Лабораторный эксперимент.

риддик онлайн

 

семейное право