Способы адаптации к экстремальной ситуации и после нее

Личностная адаптация человека к экстремальным ситуациям —это важнейшая индивидуальная и социальная характеристика.

Одним из признаков адаптации является то, что регуляторные процессы, обеспечивающие равновесие организма как целого во внеш­ней среде протекают плавно, слаженно, экономно.Адаптивное регулирование обусловливается длительным приспособлением к окружающей среде, т.е. не требует от человека особого напряжения для поддержания жизненно важных соматических и психических процессов.

При адаптации человек проходит несколько этапов.

Подготовительный этап. Каждый человек, впервые собирающийся попасть в необычные условия существования, воспринимает их как нечто неизвестное, а потому пытается как можно больше узнать об этих условиях, уяснить задачи, которые ему предстоит решать, овладеть необходимыми навыками. Такой подготовительный этап может иметь различную протяженность во времени. Важно также на этом этапе отобрать путем специального тестирования команду психологически совместимых людей и пройти специальный психологический тренинг. Анализ субъективных переживаний людей, результаты психологических тестов показывают, что психическая напряженность на подготовительном этапе отличается при различных испытаниях и разных видах деятельности, связанных с угрозой для жизни, лишь степенью своей выраженности.

Этап предстартового психического напряжения. В моменты предстартового психического напряжениз1 при наличии фактора риска люди вдруг начинают сомневаться в надежности технических средств, мысленно проигрывают возможныхе аварийные ситуации и свои ответные действия. Чем ближе к старту, тем интенсивнее эта форма психической деятельности, что приводит к дальнейшему нарастанию эмоциональной напряженности. Многократное пребывание в необычных условиях существования не освобождает человека от подобной интенсивной деятельности, сопровождающейся специфическими эмоциональными реакциями.

Этап острых психических реакций входа. При преодолении барь­ера, отделяющего обычные условия жкзни от экстремальных, этап предстартового напряжения сменяется этапом острых психических ре­акций входа в ситуацию. Во время преодоления психологического барьера при различных видах деятельности, сопряженных с угрозой для жизни, человек проживает сложные, противоречивые психичес­кие состояния — от эмоционального напряжения, вызванного чувством ответственности, тревогой и страхом на этапе старта, до радостного ликования и двигательного возбуждения после успешного завершения дела.

Этап переадаптации. Длительность процесса психической пере­адаптации также может разниться в широких пределах. Критерием переадаптации служит устойчивая работоспособность, глубокий и осве­жающий сон, гармоничные взаимоотношения с людьми, если в экстремальных условиях находится изолированная группа. Одна из характерных особенностей этого этапа — формирование новых функциональных систем, позволяющих верно отражать реальную дей­ствительность в изменившихся условиях жизни.

При длительном и интенсивном воздействии психогенных факто­ров и отсутствии мер профилактики, при психологической неподго­товленности, слабом типе высшей нервной деятельности и других неблагоприятных обстоятельствах этап устойчивой адаптации может смениться этапам неустойчивой психической деятельности. Для него характерны необычные психические состояния и явления, которые еще не обособились в четко очерченные формы нервно-психических заболеваний. К. таким явлениям можно отнести, например, господствующие (доминантные) идеи, возникающие в условиях изменений информационной структуры. Почвой для возникновения подобных идей служит изоляция, приводящая к ограничению круга интересов. При отсутствии собственного плана действий и поведения случайные, незначительные обстоятельства могут принять для от­дельных лиц доминирующее значение, отодвигая на второй план дей­ствительно необходимую деятельность.

Необычные психические состояния, возникающие на этапе острых психических реакций и на этапе переадаптации, по своей феноме­нальной картине выходят за рамки реагирования в обычных условиях. Несмотря на это, необычные психические реакции можно рассматри­вать как компенсаторные, обеспечивающие переадаптацию личности к изменившимся условиям.

Эмоциональная напряженность свойственна этапам завершающе­го психического напряжения и острых психических реакций выхода из экстремальных условий. Они также характеризуются повышенной нервозностью, тягостными эмоциональными переживаниями и замедлением течения времени в восприятии.

Большое значение имеет этап возвращения в обычные условия жизни, этап реадаптации. При длительном пребывании в измененных условиях жизни ряд автоматизмов, выработанных ранее, утрачивается, забывается. В то же время продолжают действовать автоматизмы, характерные для экстремальной ситуации. Полное восстановление психических функций как раз и происходит на этапе реадаптации.

При долгом пребывании в измененных условиях и жестком воздействии психогенных факторов, а также при недостаточно высокой нервно-психической устойчивости и отсутствии мер профилактики этап переадаптации сменяется этапом глубоких психических изменений с развитием нервно-пси.хических расстройств.

Между этапами переадаптации и глубоких психических изменений имеется промежуточный этап неустойчивой психической деятельности, характерный появлением предпатологических состояний. Это состо­яния, еще не обособившиеся в строго очерченные нозологические формы (конкретные заболевания), что позволяет рассматривать их в рамках психологической нормы.

Состояния психической дезадаптации у жертв экстремальных си­туаций - важнейшая характеристика различных пограничных нервно-психических и психосоматических расстройств. Они отражают направленность отклонений в поведении индивида. Самым важным, интегрирующим показателем адаптации или дезадаптации выступает тип целостной поведенческой стратегии человека.

Стратегии поведения в преодолении трудных жизненных ситуаций включают систему типов личностного реагирования субъекта в рамках экстремальной и постэкстремальной ситуации. Среди разнообразия таких стратегий поведения можно выделить три основных обобщенных типа:

1)   активно-оборонительный: преимущественно адаптированный;

2)   пассивно-оборонительный: дезадаптация с интрапсихической направленностью;

3)   деструктивный: дезадаптация с интерпсихической направлен­ностью.

Если возвратиться к примерам жертв экстремальных ситуаций, то следует отметить, что значительная часть пострадавших, особенно тех кз них, кто находился в эпицентре экстремальной ситуации, кроме психической получает еще и физические травмы — ушибы, открытые и закрытые переломы костей, ожоги, разрывы кожных поверхностей и внутренних органов и многие другие. Наиболее серьезные среди физических повреждений — это черепно-мозговые травмы. Естественно, что эти пострадавшие проходят в последующем курсы лечения и психической реабилитации. Характеристику упомянутых стратегий поведения пострадавших полезно раскрыть с учетом их состояния в качестве больных.

Активно-оборонительный: преимущественно адаптированный стиль поведения. Он проявляется либо в адекватной самооценке своего состояния, прежде всего — тяжести заболевания, либо в тенденции к его игнорированию. Пострадавшие с так им поведением, как правило, стремятся пройти обследозание и лечение в амбулаторных условиях, при необходимости терапии предпочитают лекарства, консультативную или краткосрочную форму психотерапии.

В различных сферах своей жизни, в трудных или конфликтных ситуациях они проявляют такие мобилизующие стратегии защиты и «совладания», как:

— активное включение в работу и таким образом уход от болезни;

— перспективное планирование действий;

— сохранение активности при неудачах;

— отрицание тяжести болезни.

Среди пограничных нервно-психических расстройств у постра­давших с таким стилем поведения чаще всего отмечаются невротичес­кие реакции. Во всех случаях этот стиль связан с такими личност­ными свойствами:

   высокий уровень интернальности;

   стремление к независимости;

   высокая самооценка;

   идеализация своей семьи и работы;

   отрицание существующих конфликтных ситуаций;

   опасение из-за болезни снизить свой социальный статус.

Пассивно-оборонительный стиль: дезадаптация с интрапсихической направленностью. Этот тип стратегии определяется тревожной, депрессивной, ипохондрической формой восприятия своей болезни и жизни. В его основе лежат отступление, капитуляция, перед болезнью и ее последствиями. Пострадавшие этого типа полны:

— опасений дальнейшего ухудшения состояния здоровья;

— пессимистичной оценки ожидаемых результатов лечения или вообще неудачного лечения;

— стремления сохранить отношение к себе как к тяжело и неиз­лечимо больному человеку;

— драматизации значения каждого симптома;

 сосредоточенности на болезненных ощущениях.

У этих пострадавших преобладают:

 пассивные формы психологической защиты типа «вытеснение», «рационализация», «уход в болезнь», «регрессия»;

 стойкие идентификации типа «Я — инвалид»;

фиксация на возможности долговременного ограничения тру­доспособности;

— оценка сложившейся ситуации как непреодолимой, как «пово­ротного пункта жизненного пути»;

 утрата внутренней потребности в борьбе с болезнью;

  ограничение процесса самопознания психологических причин болезни;

  затрудненный, усложненный характер применения психоте­рапии.

Деструктивный стиль: дезадаптация с интерпсихической направ­ленностью. Для этих пострадавших характерны:

— постоянная внутренняя напряженность;

 дисфорическое настроение;

— эмоциональная возбудимость, взрывчатость, неуживчивость;

— делинквентное (отклоняющееся) поведение;

— экстернальные реакции;

— чрезмерная требовательность к другим;

— представление о вине общества перед ними;

— негативное отношение к государственным учреждениям;

— негативное отношение к лечебным мероприятиям;

— конфликтные взаимоотношения с медицинским персоналом, а также близкими и родственниками;

— в стрессовых ситуациях уход в алкоголизацию, наркотизацию, в суицидные попытки.

Для пострадавших в экстремальных ситуациях, которым показана экстренная и длительная медицинская помощь, важно их отношение к болезни.

Отношение к болезни — это: 

 знание о болезни;

— ее осознание личностью;

 понимание роли и влияния болезни на течение всей жизни;

 эмоциональные и поведенческие реакции, связанные с болезнью.

Вопросы эти настолько важны, что разработана целая система характеристик основных типов отношения к болезни у лиц, пострадавших в экстремальных ситуациях.

Первый блок отношений с отсутствием признаков выраженной социальной дезадаптации:

   гармоничный;

   эргопатичный;

   анозогнозический.

Второй блок отношений с признаками социальной дезадаптации интрапсихической направленности:

   тревожный;

   ипохондрический;

   неврастенический;

   меланхолический;

   апатический.

Третий блок отношений с признаками социальной дезадаптации интерпсихической направленности:

   сензитивный;

   эгоцентрический (истерический);

   паранойяльный;

   дисфорический.

Гармоничный:

 трезвая оценка своего состояния без склонности преувеличивать его тяжесть и без основания видеть все в мрачном свете, но и без недооценки его тяжести;

 стремление во всем активно содействовать успеху лечения;

 нежелание обременять других тяготами ухода за собой;

 в случае неблагоприятного прогноза (предстоящая инвалидность) — переключение интересов на те области жизни, которые останутся доступными пострадавшему.

Эргопатичный:

— «уход от болезни в работу»;

 даже при тяжести болезни и страданиях стремление продол жать работу;

 сверхответственное отношение к работе, выраженное еще в большей степени, чем до болезни;

 избирательное отношение к обследованию и лечению, обусловленное стремлением во что бы то ни стало сохранить профес-сиональный статус и возможность продолжения активной трудовой деятельности.

Анозогнозический:

 активное отбрасывание мысли о потере здоровья, о возможных ее последствиях;

— отрицание очевидного;

— приписывание проявлений болезни случайным обстоятельствам или другим несерьезным расстройствам;

— отказ от обследования и лечения;

 желание обойтись «своими средствами»;

при эйфорическом варианте этого типа — необоснованно повышенное настроение;

— пренебрежение, легкомысленное отношение к лечению;

— надежда на то, что «само все обойдется»;

—легкость нарушения режима.

Тревожный:

непрерывное беспокойство о неблагоприятном течении болезни, возможных осложнениях;

мнительность в отношении неэффективности и даже опасности лечения;

поиск новых способов лечения, жажда дополнительной инфор­мации о болезни и методах лечения, поиск «авторитетов»;

выраженный интерес к объективным данным о болезни — ре­зультатам анализов, заключениям специалистов;

выраженное ослабление фиксации на субъективных ощущемиях;

тревожная мнительность в отношении опасений не реальных, а маловероятных осложнений болезни, неудач лечения, а также возмож­ных, но малообоснованных неудач в жизни, работе, семейной ситуа­ции в связи с болезнью.

Ипохондрический:

сосредоточенность на субъективных болезненных и иных неприят­ных ощущениях;

стремление постоянно рассказывать окружающим о   своемнеприятном самочувствии;

преувеличение действительных и выискивание несуществующих болезней и страданий;

сочетание желания лечиться и неверия в успех;

требование тщательного обследования и боязни вреда к бо­лезненности процедур.

Неврастенический:

 поведение по типу «раздражительной слабости»;

 вспышки раздражения, нередко обращенные на первого попавшегося, особенно при болях, при неудачах лечения;

— непереносимость болевых ощущений;

— нетерпеливость;

— неспособность ждать облегчения.

Меланхолический:

— удрученность болезнью;

— неверие в выздоровление, в эффект лечения, даже при бла­гоприятных объективных данных;

— депрессивные высказывания (вплотьдо суицидных мыслей);

 пессимистический взгляд на окружающее.

Апатический:

— полное безразличие к результату лечения, исходу болезни, к своейсудьбе.


Экскурс в мир терминологии

АЖИОТАЖ – искусственно подогретый интерес у больших групп людей к чему-нибудь, массовое стремление получить что-то, попасть куда-то и т. п.