Восприятие времени

ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ (англ. time perception) — отражение объективной длительности, скорости и последовательности явлений действительности. В основе В. в. лежит ритмическая смена возбуждения и торможения в больших полушариях головного мозга. В В. в. участвуют различные анализаторы, наиболее точную дифференцировку промежутков времени дают кинестезические и слуховые ощущения. И. М. Сеченов называл слух измерителем времени, а слуховую память — памятью времени (см. Память слуховая). Субъективное восприятие продолжительных периодов времени в значительной степени определяется характером переживаний, которыми они были заполнены, и эмоциональным состоянием субъекта. Время, заполненное интересной, глубоко мотивированной деятельностью, кажется короче, чем время, проведенное в бездействии. Однако в ретроспективном отчете (см. Ретроспекция) соотношение м. б. обратным: время, проведенное в безделье и скуке, кажется короче, когда о нем вспоминают спустя некоторое время. Положительные эмоции дают иллюзию быстрого течения времени, отрицат. — субъективно несколько растягивают временные интервалы. (Т. П. Зинченко.)

Добавление ред.: Человек переживает и осознает время в значительной степени с помощью культурно-исторических средств его измерения и отражения (разнообразных часовых механизмов, календарей, учебников истории, внутренних сенсорных эталонов временных промежутков т. д.). На культуральном уровне Л. Н. Гумилев (1979) выделил 7 типов отсчета времени и отношения к нему: атемпоральность, фенологический и циклический календари, живая хронология и линейный счет, квантование и релятивизация времени. Важную роль в В. в. у древних людей и в традиционных культурах играли производственные процессы, согласованные с природными циклами, что находило прямое отражение в названиях «месяцев» народных календарей (напр., в нанайском календаре есть «месяц горбуши», «месяц летней кеты», «месяц осенней кеты», «месяц петель на соболя» и т. п.).

В своих долголетних исследованиях сов. психолог Д. Г. Элькин показал, что у человека на протяжении его культурного развития происходит постепенное усвоение социальных эталонов длительности, составляющих систему временных шкал и мер. Такое опосредствование позволяет не только точнее оценивать различные интервалы, но и выходить далеко за пределы возможностей непосредственного В. в. Отметим также, что культурно опосредствованное чувство времени играет огромную роль в различных видах практической деятельности (напр.: охотника и рыболова, крестьянина и кузнеца, рабочего и инженера, ученого и педагога, космонавта и спортсмена, актера и музыканта). Т. о., В. в. основывается, с одной стороны, на сигнальном значении временных характеристик собственных произвольных движений и ритмов непроизвольных вегетативных процессов («биологические часы»), как натуральных мерках, при посредстве которых осуществляется оценка времени; с др. стороны, на исторически развивающейся системе социальных эталонов и технических средств. См. Восприятия времени нарушения. (Б. М.)

Ключевые слова:

Экскурс в мир терминологии

ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ И ВЕКТОРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ (англ. topological and vector psychology) — модель структуры личности и ее взаимодействия с окружающей средой, разработанная на основе положений гештальт-психологии К. Левином. Левин впервые в истории психологии предпринял экспериментальное изучение мотивационно-эмоциональной сферы личности, выделил ряд новых характеристик личности — уровень притязания, временную перспективу как систему ближайших и отдаленных целей и др., исследовал изменение поведения человека под влиянием успеха и неудачи, условия принятия личностью извне поставленных целей, соотношение потребностей и разных видов деятельности. Для построения модели поведения личности Левин использовал средства топологии — отрасли геометрии, изучающей свойства форм и взаимное расположение фигур, и топологии — науки о путях, расстояниях и направлениях.

Соотношение интересов, желаний, стремлений человека, согласно Левину, выражается в расположении ячеек, на которые разбита область личности. Ячейки в «психологическом окружении» изображают значимые для человека объекты внешней среды и его знания о ней.

Рассматривая структуру личности как динамическое образование, Левин, в противоположность ассоциационистам, полагал, что не ассоциации, а потребности человека являются движущей силой его психической деятельности и поведения. Истолковывая «психологическое окружение» как феноменальный мир личности, Левин высказал предположение, что психическая энергия, вызываемая в ней потребностями, выносится из личности в окружающие объекты, которые становятся валентными и начинают притягивать или отталкивать личность (см. Валентность).

Перемещения личности к валентному объекту как цели Левин назвал локомоциями. Если на пути локомоций появляются непреодолимые барьеры, то возникает явление «замещения», т. е. переключения энергии в др. личностные системы, связанные с иными видами деятельности личности (ср. сублимация; Защита психологическая). Он объединил в этом понятии как реальные перемещения человека в пространстве, так и акты сознания, мечты, мысленные движения и т. п. Хотя личность и «психологическое окружение», по Левину, всего лишь 2 части психики человека, в своей модели на границе между ними он поместил реальные перцептивные и моторные системы человека. Структура личности рассматривается Левином как следствие дифференциации систем психологических напряжений. Его теория и методология широко используются в амер. психологии, где понятия Т. и в. п. применяются для исследования динамики группового поведения.