Законы и стадии развития высших психических функций

ЗАКОНЫ И СТАДИИ РАЗВИТИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ (в теории Л. С. Выготского). Имеются в виду сформулированные Выготским законы, которые описывают онтогенетические стадии развития высших психических функций (ВПФ). Выготский неоднократно формулировал под разными названиями законы развития ВПФ. Наиболее часто он ограничивался одним законом, который представлен в разных редакциях и с разными названиями: «общий генетический закон культурного развития», «закон социогенеза высших форм поведения», «основной фундаментальный закон построения ВПФ», «общий закон для построения всех ВПФ», «закон двойного появления ВПФ в истории развития ребенка», «самый важный и основной из генетических законов». Именно этот закон чаще всего воспроизводится в работах, посвященных теории Выготского, а наиболее цитируемой является формулировка из работы «История развития ВПФ»: «Всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва — социальном, потом — психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка, как категория интрапсихическая».

Однако в трудах Выготского есть и др. законы развития ВПФ. В «Педологии подростка» упомянутый выше закон приводится как второй в ряду из трех законов. Напомним их: 1. Закон перехода от натуральных к культурным (опосредствованных орудиями и знаками) формам поведения. Этот закон можно назвать «законом опосредствования». 2. Закон социогенеза: переход от социальных (интерпсихических) к индивидуальным формам поведения, в результате чего средства социальной формы поведения становятся средствами индивидуальной формы поведения. 3. Закон перехода функций извне внутрь: «Этот процесс перехода операций извне вовнутрь мы и называем законом вращивания» (см. Интериоризация). Позднее, в работе «Мышление и речь», Выготский сформулировал еще один закон, который можно считать дополняющим и замыкающим данный ряд. (Сам Выготский ввел этот закон без указания на его положение в ряду др. законов.) 4. «Общий закон развития состоит в том, что осознание и овладение свойственны только высшей ступени в развитии к.-л. функции. Очевидно, данный закон можно назвать «законом осознания и овладения». (См. также: Интеллектуализация.)

Имеются ли к.-л. критерии для проверки точности формулировок и названий? Иначе говоря, существует ли внутренняя логика в этом законодательстве? Можно ли считать, что приведенные четыре закона образуют полный набор? Если принять, что они являются законами переходного типа, которые описывают переход от одной стадии развития к след., то очевидно, что количество законов должно составлять N — 1, где N — количество стадий. Поэтому поставленные вопросы связаны с выявлением стадий развития.

Чаще всего в работах Выготского встречается четырехстадийная схема (реже — трехстадийная) культурного развития как в общественно-историческом, так и онтогенетическом планах. Первый вариант этой схемы появился еще в статье «Проблема культурного развития ребенка» (1928). В последующих работах она повторялась с непринципиальными изменениями названий стадий. Очевидно, в рамках четырехстадийной схемы максимальное количество законов переходного типа не м. б. больше трех. Однако вышеупомянутые 4 закона предполагают пятистадийную схему. Более того, логико-семантический анализ работ Выготского (Мещеряков Б. Г., 1998) выявил еще две стадии, которые принадлежат к имплицитному содержанию этой концепции. Т. о., в концепции Выготского можно установить след. 7 стадий: 1) натуральная функция; 2) примитивная (доречевая) интерпсихическая функция; 3) высшая (речевая) интерпсихическая функция; 4) стадия наивной психологии (она же — магическая); 5) экстрапсихическая функция; 6) спонтанная интрапсихическая функция; 7) произвольная интрапсихическая функция (или ВПФ в узком смысле). Отсюда можно сделать вывод, что число законов должно составить шесть.

В расширенной схеме, как минимум, нуждаются в пояснении критерии различения 2-й и 3-й стадий. К сожалению, в работах Выготского нет однозначного толкования примитивности ВПФ (в широком смысле). В одних случаях подчеркивается их пассивный характер, в др. — непонимание психологической функции знаковых средств, в третьих — особенности используемых знаков (доречевой уровень коммуникации). Более фундаментальным и эвристичным критерием был признан третий (Мещеряков Б. Г., 2000), что, однако, не исключает использования др. критериев в качестве дополнительных характеристик стадий и выделения подстадий (напр., подстадий позиционно-пассивной и позиционно-активной интерпсихической функции, в зависимости от того, какую позицию занимает ребенок в совместной деятельности). Аналогично, и «магическое отношение» также м. б. связано с интерпсихической функцией, хотя здесь оно скрыто конвенциональной ролью знака как средства общения.

Кроме того, заслуживает пояснений след. проблема: как возможно, чтобы после «высшей интерпсихической функции» следовала «стадия наивной психологии», в отношении которой Выготский иногда использовал атрибуты «примитивная» и «низшая»? Одна из возможностей парировать это недоумение подсказана самим Выготским: «Переход от коллективной формы поведения к индивидуальной на первых порах снижает характер всей операции, включает ее в систему примитивных функций... Социальные формы поведения сложнее, они развиваются у ребенка раньше; становясь индивидуальными, они снижаются до функционирования по более простым законам». Примером регресса может служить малопонятная (внешнему наблюдателю) эгоцентрическая речь: в сравнении с социальной (коммуникативной) речью она может трактоваться как регресс (декаляж, в терминах Ж. Пиаже). Др. возможность заключается в том, чтобы допустить наличие «магического отношения» к знакам и на предыдущих стадиях. Использование речи для общения со взрослыми не исключает, напр., употребления ребенком речи и в отношении животных, растений и даже неживых предметов; в этом же смысле м. б. понят и признаваемый Выготским факт т. н. «номинального реализма» (у детей), когда слово «рассматривается» как одно из свойств предмета в ряду других свойств. Наконец, необходимо иметь в виду, что возникновение новообразований в ходе развития не предполагает автоматического отмирания прежних форм. В том понимании психического развития, которое разрабатывал Выготский, достаточно четко проглядывает идея, что генетически более старые формы поведения перестраиваются под влиянием новых и продолжают свое развитие. Напр., Выготский писал, что «в мышлении подростка возникают не только совершенно новые сложные синтетические формы, которых не знает трехлетка, но и те элементарные примитивные формы, которые приобретает ребенок уже в трехлетнем возрасте, в переходный период перестраиваются на новых основах».

Представленную семистадийную схему развития ВПФ необходимо воспринимать как уточнение позиции Выготского, но при этом не забывать о ее гипотетичности и приблизительности (на чем настаивал и сам автор). Важно, чтобы схема имела эвристическое значение, т. е. могла бы служить для организации новых исследований, для объяснения и систематизации большого разнообразия фактов, что, собственно, мы и наблюдаем в данном случае. (Б. М.)

Ключевые слова:

Экскурс в мир терминологии

САМОСОЗНАНИЕ (англ. self-consciousness) — осознание человеком себя как индивидуальности. Сознание человека м. б. направлено либо на внешний мир, окружающий человека (внешняя направленность), либо на самого субъекта (это и есть С.) — тело, поведение, потребности, чувства, характер, в т. ч. само сознание (интроспекция, рефлексия). См. также Интенция.

С С. иногда смешивают формы непосредственного самоотражения в виде самоощущений и самочувствия, которые, конечно, важны и необходимы для функционирования и возникновения С., но не достаточны. А. Н. Леонтьев указывал на необходимость различать 1) знание о себе (познание себя) и 2) осознание себя. В общем случае первое не может называться С., т. к. «знания, представления о себе накапливаются уже в раннем детстве; в несознаваемых чувственных формах они, по-видимому, существуют и у животных» (Леонтьев). Чувственные формы и источники знания м. б. разными: ощущение, восприятие, эмоция, память, воображение, наглядно-действенное мышление. К осознанию ведет представление (выражение) знания в знаково-опосредствованной и социально-нормированной форме. Первоначально процесс осознания целиком включен в совокупную и совместную деятельности, в рамках которых с целью общения индивидуальный опыт (восприятия, мышления, эмоционального переживания и т. п.) выражается в значениях, благодаря чему субъект и может осознать его. Т. о., в строгом и узком смысле С. — это один из уровней (процессов и результатов) познания человеком самого себя как индивидуальности, в т. ч. своего положения в мире и своих отношений к разнообразным явлениям и объектам.

Не следует также отождествлять С. и Я-концепцию. С. частично включает содержание «Я-концепции», которая в этом случае выступает как более или менее устойчивая (стабильная) часть С., но только в той степени, в какой Я-концепция потенциально осознается. Это разграничение имеет, прежде всего, чисто теоретический смысл, т. к. используемые методы выявления Я-концепции в большинстве своем как раз и ограничиваются самосознаваемой ее частью. Поэтому практически все, что известно о развитии и функциях Я-концепции, в т. ч. о развитии и функциях самооценки, допустимо, без опасений ошибиться, переносить и на С. Однако С. включает не только стабильное знание, но, кроме этого, процесс и результат непрерывного (перцептивного и умственного) мониторинга состояний и деятельности субъекта.

Ряд авторов в С. выделяет 3 компонента: самопознание, самооценку, саморегуляцию. В этом случае не проводится различие между разными уровнями самопознания (см. выше т. зр. Леонтьева), а также самооценки и саморегуляции. В частности, использование термина «саморегуляция» (в контексте С.) ведет к понятийной путанице, т. к. традиционно саморегуляцией называют процессы, происходящие независимо от сознания и воли человека: напр., саморегуляция осуществляется в гомеостатической системе регуляции внутренней среды организма. В то же время несомненно, что С. составляет необходимое условие и управляющий компонент любой сознательной деятельности человека.

Еще И. Кант обозначил фундаментальную связь понятий личности и С.: «То обстоятельство, что человек может обладать представлением о своем Я, бесконечно возвышает его над всеми др. существами, живущими на земле. Благодаря этому он личность...» На эту же связь косвенно указывает и тот факт, что в некоторых контекстах вполне допустима синонимия терминов «С.» и «личность». Близко подходит к такому представлению и почти общепринятое понимание генезиса С. у ребенка; операциональным признаком С. традиционно считается употребление личного местоимения «я» (и др. рефлексивных слов). Но это только начальная точка. Очевидно, С. и содержательно, и операционально проходит большой путь развития. Согласно Л. С. Выготскому, развитие С. включает примерно те же стадии, что и развитие высших психических функций (как в онтогенетическом, так и историческом аспектах); к нему применяется та же логика: сначала др. люди познают и осознают свойства и состояния данного субъекта; ориентировка на внутренние свойства и состояния ребенка включается взрослыми в содержание совокупной и совместной деятельности; затем субъект в ответ на внешние вызовы пытается выразить себя на том языке, на котором с ним общаются; по мере усвоения знаковых средств самовыражения он становится способным обратить усвоенные средства самовыражения на себя и для себя; т. о., прежде чем С. становится индивидуальным фактом, оно уже существует как факт для других; в свою очередь, диалогическая природа С. сохраняется и в его индивидуальной форме.

Кроме того, в работах Выготского намечена многоэтапная траектория содержательного развития С. и связанного с ним самоовладения: от (возможности) осознания воспринимаемых физических качеств, движений и предметных действий до (возможности) осознания процессов мышления, эмоционально-мотивационных процессов, личностных качеств. Очевидно, однако, что развитие С. не завершается даже с появлением в школьном возрасте рефлексии. Этот процесс вообще не имеет конца: потому что развитие С. происходит вместе с непрекращающимся развитием его объекта и субъекта (личности), а также потому, что полное сознание и самосознание равносильно божественному всезнанию. См. также Зеркальное Я. (Б. М.)